Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Знание - сила

12.02.2020
Времена настали трудные, а знание оскудело. Те немногие, кто пережил Великую Скорбь, были отброшены на столетия назад в своем технологическом и интеллектуальном развитии. Книги стали полуразрушенными артефактами, а учителя — статистическим нулем. Человечество оказалось на грани полного и необратимого забвения. 
 
*** 
Ученик склонился перед Учителем в глубоком почтении. 
 
— Я… ловить зайца… в снедь, — запинаясь произнес он и протянул окровавленный сверток щуплому лысоватому мужчине лет пятидесяти, закутанному в ветхий плед. 
 
Учитель сидел на единственном обшарпанном сидении в углу ржавого вагона, который когда-то, очень давно, перевозил пассажиров, а теперь служил ему жилищем. Часть окон была закрыта листами металла, часть досками, а остальные завешаны каким-то тряпьем. Это не спасало от холода, но хотя бы частично защищало от ветра и посторонних глаз. На крохотном столике, вмонтированном в стену вагона, громоздились обгоревшие клочки бумаги. Полдюжины светильников из консервных банок тускло освещали угол, шипя и распространяя запах горящего жира. 
 
— Поймал. Ты поймал зайца. Прошедшее время, помнишь? — поправил Учитель, разворачивая сверток и одобрительно кивая. — И в сеть, а не в снедь. Сеть — ловушка, а снедь — еда. 
— Прости, Учитель. 
— Теперь повтори. 
— Прости, Учитель. 
— Нет, скажи: «Сеть — ловушка, снедь — еда». 
Ученик не без труда повторил слова Учителя. 
— Хорошо. Ты выполнил домашнее задание? 
— Да, Учитель. Я учить… выучил строчку. 
Учитель выжидающе посмотрел на юношу. Тот прочистил горло, расправил плечи, уставился в пустоту и на одном дыхании выпалил: 
— Пожалуйста, убедитесь, что фильтр-насос включен и обеспечивает соответствующий напор воды! — Закончив, он облегченно выдохнул, словно с его плеч упало тяжкое бремя. — Что есть фильтр-насос, Учитель? 
 
Последовала долгая пауза. Затем мужчина вздохнул: 
— Хотел бы я знать это. Но поэзия древних полна символов, метафор и архаизмов. Мы столь многое утратили на пути, а то, что осталось — всего лишь крохотное пламя свечи, трепещущее средь кромешной тьмы. Мы с тобой можем лишь поддерживать этот огонек. 
— Учитель, ты говоришь так… красивый. 
— Красиво. Вовсе нет. Инструкция По Применению Фильтр-насоса — вот истинный шедевр. Мне никогда не достичь такой красоты слога и такого полета мысли. Ты должен выучить ее наизусть. Все тридцать девять с половиной слов. 
— Я не могу. Она большой… больше, как Брошюра Бургер Кинг. 
— Больше, чем. Но ты все еще хочешь стать самым образованным человеком в племени, не так ли? — Этот козырь в рукаве Учителя всегда срабатывал безотказно. 
— Да, я хочешь… хочу. И Мина любить себя… меня. 
— Да, конечно полюбит. Но ты должен очень сильно постараться. 
Ученик тяжело вздохнул: 
— Я буду… постараться. 
И весь следующий час он держал свое слово. 
 
— Ну что ж, теперь ступай и учи Инструкцию. А послезавтра мы начнем читать Телепрограмму На Вечер Пятницы. Приготовься к настоящему умственному труду. — Услышав это, юноша обреченно поник. — И не забудь принести зайца. А еще лучше — хороший кусок кабана, для разнообразия. 
— Я буду, Учитель! — И ученик с поклоном удалился. 
 
Оставшись один, Учитель собрал все огрызки бумаги со стола и сложил их под сиденье. Затем достал ржавый нож и, весело насвистывая, принялся разделывать заячью тушку. 
 
Примерно полтора часа спустя, сытый и довольный, он выглянул из своего жилища, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. Затем поднял одну из половых панелей, пошарил в образовавшемся проеме и извлек на свет объемный потрепанный том в кожаном переплете с надписью «Пять веков поэзии». Вернувшись к своему сиденью, он любовно посмотрел на книгу, погладил пальцами обложку и открыл страницу с содержанием. Шекспир, Мильтон, Бёрнс, Байрон, Гёте, Пушкин, Лермонтов, По, Бодлер, Уитмен, Дикинсон, Йейтс, Ахматова и десятки других великих имен смотрели на него с пожелтевших страниц возможно единственной в мире книги поэзии. 
 
Да что там говорить, это могла быть единственная целая книга чего бы то ни было. И он был тем счастливчиком, кто владел таким сокровищем! Человек, передавший ему книгу, его покойный отец, говорил: «Знание — сила, сын. А люди подобны грибам: их нужно держать в темноте и кормить дерьмом. Храни истинное знание при себе и передай его своему сыну, когда настанет время». 
 
Он последовал наказу отца. Он учил этих дегенератов основным правилам языка и забивал их головы клочками бесполезной информации. Они платили за это едой. А если он хотел женщину, то легко мог вскружить голову лучшей красавице племени двумя-тремя строчками из книги. Женщины всегда с готовностью отдавались силе поэтического слова. И с радостью принимали семя того, кто обладал этой силой. 
 
Но ребенка до сих пор не было. Ни одна из тех, что были с ним, так и не смогла зачать. Долгие годы он боролся с мыслью, что это его проклятие за сокрытие знания от человечества. Он боролся и победил. Теперь его последней надеждой была Мина. Если она не забеременеет, ему придется унести свое сокровище в могилу. Взять подмастерье — не вариант. Он скорее похоронит знание с собой, чем передаст его одному из этих варваров. Оно слишком драгоценно, слишком изысканно для их грязных рук. В конце концов, он Учитель и у него есть право решать, как распорядиться вверенным ему знанием. 
 
Он полистал книгу, нашел свой любимый стих и вскоре унесся от своих тягостных раздумий в мир абсолютного блаженства.
1.4К
Еще
19.02.2020
Еще полтора года назад я не думал, что буду писать. Тогда я был уверен, что мне нечего сказать людям, а то немногое, чем я мог бы поделиться, мало кому интересно. Возможно, это действительно так, однако это не помешало мне написать целую книгу. О ее качестве судить читателям, но мне она искренне нравится. 
 
Все началось спонтанно: встреча, разговор, старые университетские тетради, подвернувшийся писательский челлендж – и вот уже второй год в моей комнате слышен стук клавиатуры, а в голове с...
18.02.2020
Глава 1. Ник 
 
Долгожданный снег так и не пошел. Не присыпал пыльные, уставшие за лето тропинки. Не укрыл осиротелые ветви вишен в палисадниках. Не замел вспаханные огороды. Оставил землю и ее произрастения нагими и беззащитными перед злыми морозами, а людей — растерянными и подавленными в окружении безжизненной, мерзлой серости. 
 
Николай Иванович Кречетов, известный нескольким поколениям учеников под незамысловатым прозвищем Ник, страстно любил зиму такой, какой помнил ее с детства. С...
18.02.2020
"Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили."  
Антуан де Сент-Экзюпери, «Маленький принц». 
 
Пролог 
 
Он перечитывал текст электронного письма снова и снова, будто ища скрытый смысл, который бы коренным образом отличался от явного. Он вставал, ходил по комнате сужающимися кругами, неизбежно возвращаясь к письменному столу, словно ночной мотылек, влекомый мерцающим экраном, каждый раз надеясь, что текст изменится, что все это окажется не более чем наваждением, трюком перегруженного...
18.02.2020
Снова полнолуние — и улицы опять наши. Мы рыщем по городским трущобам, наполняя ночь победным воем. Ни один угол не останется не помеченным, ни один мусорный бак — не перевернутым. Мы веселимся от души. 
 
Двери людских домов заперты на все замки, а окна плотно занавешены. Никто не осмелится покинуть свое жилище, пока мы рядом. Бродячие шавки и коты обходят нас за версту. От заката до рассвета здесь царствует Братство полной Луны. Прохладный ночной воздух насыщен пьянящим ароматом страха — и мы...
Другие авторы
11.01.2022
Опутав завесой невидимой глазу печали, 
Дождь живительный силы свои наберёт  
Очистит хвоинки от пыли живущих дорог, 
Добавит он путнику несколько новых забот 
 
Не видит тот радости в стане невинной природы.  
Весь мир для него монохромное лишь полотно  
Не чувствами движим–холодным и мрачным расчётом 
Вот только подсчёты забыл и развеял давно 
 
Потеряный путник, гонимый ветрами,  
Сквозь терни прошедший бесчётное множество раз.  
Печально, но правда, благими делами 
Стелилась дорожка его...
16.03.2020
 
Как дерево весной оживает и распускает листву, питаясь живительным соком из земли, так же оживают картинки из детства в памяти моей. Нахлынут они или внезапно, или после разговора со свидетелями и участниками этих событий в поселке Нюда и не дают воспоминания покоя и просятся, поделится ими с земляками и друзьями.  
Вот и теперь, после разговора с Володей, я вновь сел за компьютер и пытаюсь изложить  
Фамилию Володи я не указываю нарочно, чтобы сохранить и интригу (хоть не значительную)...
06.03.2020
Пролог. Странные птицы. 
 
Девочка стояла одна на пустынном берегу моря. Холодный северный ветер развевал длинные каштановые волосы, большие голубые глаза, наполненные столь не подходящими её возрасту печалью и глубиной, отчуждённо и словно невидящим взглядом смотрели в неведомую даль, в далёкий и неразличимый за краем моря горизонт. Она была необычайно красива для своих лет и умна не по годам. Но и необычайно грустна. Словно не от сего мира. Её маленькие оголённые ножки стояли прямиком на...
10.02.2020
Я к розам хочу, в тот единственный сад, 
Где лучшая в мире стоит из оград, 
 
Где статуи помнят меня молодой, 
А я их под невскою помню водой. 
 
В душистой тиши между царственных лип 
Мне мачт корабельных мерещится скрип. 
 
И лебедь, как прежде, плывет сквозь века, 
Любуясь красой своего двойника. 
 
И замертво спят сотни тысяч шагов 
Врагов и друзей, друзей и врагов. 
 
А шествию теней не видно конца 
От вазы гранитной до двери дворца. 
 
Там шепчутся белые ночи мои 
О чьей-то высокой и...