Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Зловещие мертвецы (сборник)

21.03.2020
Криминальный магазин Альфреда Хичкока  
Ричард Матесон  
Потомки Ноя  
 
Было немногим больше трех ночи, когда мистер Кетчум миновал дорожный указатель с надписью: «Захария: население 67». Из его горла вырвался приглушенный стон. Еще один в бесконечной цепочке прибрежных городков штата Мэн. На секунду прикрыв глаза, мистер Кетчум тотчас же открыл их и нажал на педаль акселератора. «Форд» мягко рванулся вперед. Может быть, впереди его ждет мотель? Разумеется, нечего и думать искать его в «Захарии: нас. 67».  
 
Мистер Кетчум сдвинул свое грузное тело на сиденье, разминая уставшие ноги. Отпуск получался унылым. Автомобильный тур по историческим местам Новой Англии, общение с природой и легкая ностальгия по славному прошлому остались в мечтах. Вместо них он нашел одну скуку, усталость и чрезмерные дорожные расходы.  
 
Мистер Кетчум был недоволен.  
 
Главная улица городка казалась погруженной в глубокий сон. Единственным звуком был шум работающего двигателя; единственной достопримечательностью, выхваченной светом фар, – очередной дорожный щит с предупреждающей надписью: «Ограничение скорости. 15 миль/час».  
 
– Ну, ну. Конечно, – пробормотал он с отвращением, вдавливая педаль акселератора. Три часа утра, и отцы города ожидают, что он ползком будет тащиться через их вшивую деревеньку. С легким сердцем мистер Кетчум наблюдал, как за ветровым стеклом стремительно проносятся темные силуэты домов. «До свидания, Захария, – подумал он. – Прощай, население 67».  
 
Неожиданно в зеркальце заднего обзора возник силуэт другого автомобиля, примерно в половине квартала позади: седан с мигающими огнями на крыше. Не требовалось большой сообразительности, чтобы определить, что это за автомобиль. Нога мистера Кетчума испуганно сползла с педали акселератора; учащенно забилось сердце. Неужели они заметили, что он превысил скорость?  
 
Ответ стал очевиден, когда темный автомобиль поравнялся с «фордом». Из бокового окна высунулся какой-то человек в широкополой шляпе. «Остановитесь!» – гаркнул он и махнул рукой.  
 
Сглотнув сухой комок в горле, мистер Кетчум затормозил около тротуара. Заскрипели покрышки; он повернул ключ зажигания, и мотор затих. Полицейский автомобиль тоже свернул к тротуару и остановился. Открылась правая передняя дверца.  
 
Свет фар очертил приближающуюся темную фигуру. Спохватившись, мистер Кетчум поспешно нашарил ногой кнопку и нажал, приглушая фары. В горле снова появился сухой комок. Чертовское невезение! В три часа утра неизвестно где, и деревенский коп, останавливающий за превышение скорости. Стиснув зубы, мистер Кетчум ждал.  
 
Человек в темной униформе и широкополой шляпе наклонился к окну:  
 
– Водительское удостоверение.  
 
Дрожащей рукой мистер Кетчум извлек из внутреннего кармана бумажник, достал удостоверение. Подавая его, заметил, как бесстрастно лицо полицейского. Подсвечивая себе фонариком, полицейский принялся читать.  
 
– Из Нью-Джерси?  
 
– Да, вот… так, – промямлил мистер Кетчум.  
 
Полицейский продолжал рассматривать удостоверение. Мистер Кетчум беспокойно поерзал на сиденье и плотно поджал губы.  
 
– Дата не просрочена, – наконец отважился он.  
 
Темное лицо полицейского медленно поднялось; мистер Кетчум испуганно выдохнул и отшатнулся, когда яркий свет фонарика ослепил его.  
 
Свет исчез. Мистер Кетчум заморгал, протирая глаза.  
 
– У вас в Нью-Джерси дорожных знаков не читают? – спросил полицейский.  
 
– Нет, мне и… Это щит, где написано, что население шестьдесят семь человек?  
 
– Нет, – сухо отрезал полицейский.  
 
– Хм-м, – мистер Кетчум прочистил горло. – Пожалуй, это единственный знак, который я видел.  
 
– Значит, вы плохой водитель.  
 
– Наверное, я…  
 
– На этом знаке указан предел скорости: пятнадцать миль в час. Вы ехали со скоростью пятьдесят миль.  
 
– Ну… боюсь, что я проглядел этот знак.  
 
– Предел скорости все равно пятнадцать миль в час, независимо от того, видели вы знак или нет.  
 
– Хм, такие строгости… и в такое время?  
 
– На знаке было указано время? – спросил полицейский.  
 
– Нет. Э-э… я хотел сказать, что вообще не видел никакого
стр. 1 из 197
1.7К
Еще
27.02.2020
Мир, после глобальной эпидемии, наполнился вампирами. Только один человек остался человеком, в мире вампиров. Книга о борьбе за своё место по солнцем, об одиночестве и мужестве. Неторопливое, очень клаустрофобическое повествование навеки вписало имя автора в анналы страшной литературы. «Я — легенда» это даже скорее не классический ужасняк, а очень удачный гибрид ужасов и научной фантастики. 
 
Генри Каттнеру посвящается с глубокой благодарностью за помощь и поддержку в работе над этой...
Другие авторы
30.04.2020
Любаша 
 
В эту деревеньку я попал случайно. Обычно мы ближе к осени командой в три-четыре человека отправлялись  
куда-нибудь на Кольский полуостров, Карелию, или в другие, привлекательные для охотников и рыболовов места. 
Но так сложилось, что они, мои друзья, по тем, или иным причинам не смогли поехать и остался я один. 
На севере Вологодской области я, полазив в интернете, присмотрел маленькую «тупиковую»...
23.05.2020
Тася родилась выросла в детском доме. Её родители оставили её так, как она была не такой как все новорожденные. Она сильно отличалась от своего брата - у девочки были разные глаза, а когда она плакала все взлетало в воздух. Тасю растили в детском доме на окраине очень бедного города, где с детьми и так плохо обращались, а с Тасей намного хуже. Когда девочке исполнилось десять её забрали представители мафии и она стала работать над своей способностью, ведь в этой мафии почти все обладали...
12.07.2020
- И кто же ты такой? – мямлила я себе под нос, разглядывая многочисленные записи незнакомца. 
 
Комната была завалена различным хламом и мусором, который не выносили месяцами. Квартиру наполнял неприятный запах и, к несчастью, устоявшийся. Я, конечно, сразу же открыла окна, но это не особо помогало. 
- Формулы, обрывистые фразы и списки покупок, - перечисляла я, отлепляя по очереди тетрадные листы от липкого стола. – И куча чеков. Ну, их и у меня полно. 
 
Оставив позади захламлённый стол, я...
10.11.2021
Разлетелись над городом снеги 
И упали на черный асфальт. 
В ежедневно-одышливом беге 
Нам себя самое не узнать 
 
Между новым и новым – минута, 
Вспышка вербы и грохот грозы. 
Сквозь ограды чугунные прутья 
Геликоново осень басит. 
 
Между веком и веком – мгновенье, 
Три альбома, коробка наград. 
Разбивается Балтика в пенно- 
Хладно-каменный камерный драйв. 
 
Снеги, снеги, летают и тают. 
В лужах плавает призрачный свет. 
Декабри превращаются в маи, 
Чтоб потом сентябрями...