Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Я – легенда

27.02.2020
Мир, после глобальной эпидемии, наполнился вампирами. Только один человек остался человеком, в мире вампиров. Книга о борьбе за своё место по солнцем, об одиночестве и мужестве. Неторопливое, очень клаустрофобическое повествование навеки вписало имя автора в анналы страшной литературы. «Я — легенда» это даже скорее не классический ужасняк, а очень удачный гибрид ужасов и научной фантастики.  
 
Генри Каттнеру посвящается с глубокой благодарностью за помощь и поддержку в работе над этой книгой.  
 
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ЯНВАРЬ 1976  
 
1  
 
В пасмурную погоду Роберт Нэвилль никогда не мог угадать приближения темноты, и случалось, что они появлялись на улицах прежде, чем он успевал скрыться.  
 
Задайся он такой целью, он, конечно, вычислил бы примерное время их появления. Но он привык отмечать приближение темноты по солнцу и не хотел отказываться от этой старой привычки даже в пасмурные дни, когда от нее было мало проку. В такие дни он старался держаться поближе к дому.  
 
Он не торопясь закурил и, отправив сигарету в уголок рта, как обычно, обошел вокруг дома. Надо было проверить все окна: не ослабли ли какие-нибудь доски. Часто после налетов доски бывали расщеплены и частично оторваны. Тогда их приходилось заменять. Он ненавидел это занятие.  
 
На этот раз только одна, не странно ли, — подумал он.  
 
Он вышел на двор, проверил теплицу и накопитель воды. Иногда бывали повреждены крепления бака, иногда погнуты или отломаны дождеуловители. _Они_ швыряли камни через изгородь, и, хотя изгородь была высокой, камни долетали до теплицы и, несмотря на натянутую над ней сетку, достигали цели. Приходилось ставить новые стекла.  
 
На этот раз и теплица и накопитель были в порядке.  
 
Он пошел в дом за молотком и гвоздями. У самой двери, как войти, висело, треснутое зеркало, которое он повесил всего с месяц тому назад. Он взглянул на свое кусочно-осколочное отражение. Еще несколько дней — и эти посеребренные стекляшки начнут выпадать. И пусть падают, — подумал он. Это проклятое зеркало — последнее, которое он тут повесил. Все равно зря. Лучше повесить чеснок — и то больше проку.  
 
Он прошел через темную гостиную в небольшой холл и зашел в спальню. Когда-то эта комната была неплохо обставлена, но это было давно. Теперь здесь все было функционально, без излишеств. Поскольку кровать и письменный стол занимали немного места, полкомнаты он отвел под мастерскую.  
 
Вдоль почти что всей стены был поставлен массивный деревянный верстак, на котором базировались дисковая пила, рубанок, наждачный круг и тиски. На стеллаже над ним были развешаны инструменты. Он взял с полки молоток, несколько гвоздей из коробки, вышел и накрепко приколотил отошедшую доску. Оставшиеся гвозди швырнул возле двери.  
 
Стоя на лужайке перед домом, он некоторое время осматривал пустую в обе стороны улицу. Высокого роста, тридцати шести лет от роду, англо-германских кровей. Черты его лица нельзя было бы назвать приметными, если бы не резко очерченный волевой рот и яркая глубина голубых глаз. Он внимательно осмотрел пепелища прилегающих домов — которые спалил, чтобы предохраниться от нападения сверху: чтобы нельзя было прыгнуть с крыши на крышу. Эта рекогносцировка заняла несколько минут. Он медленно, глубоко вздохнул и направился к дому. Он швырнул молоток на кресло, снова закурил и налил себе традиционный дневной стопарик.  
 
В кухню идти не хотелось. Но, немного посидев, он пересилил себя: надо было разгрести кучу отходов, скопившуюся в раковине за последние пять дней. Да, он знал, что надо бы еще и сжечь использованные бумажные тарелки, другой хлам, протереть пыль, отмыть раковины и ванну, и туалет, сменить простыни и наволочку. Но это всегда тяготило его.  
 
Потому что он был мужчиной, и жил один, и все это его мало тревожило.  
 
Близился полдень. Наполняя небольшую корзинку, Роберт Нэвилль собирал
стр. 1 из 80
1.7К
Еще
21.03.2020
Криминальный магазин Альфреда Хичкока 
Ричард Матесон 
Потомки Ноя 
 
Было немногим больше трех ночи, когда мистер Кетчум миновал дорожный указатель с надписью: «Захария: население 67». Из его горла вырвался приглушенный стон. Еще один в бесконечной цепочке прибрежных городков штата Мэн. На секунду прикрыв глаза, мистер Кетчум тотчас же открыл их и нажал на педаль акселератора. «Форд» мягко рванулся вперед. Может быть, впереди его ждет мотель? Разумеется, нечего и думать искать его в «Захарии:...
Другие авторы
17.11.2020
Здравствуй красная коровка, 
Мою грусть ты исцели. 
И прости что так не ловко, 
Я поднял тебя с земли. 
 
Дом тебе,трава густая, 
Да бескрайние леса, 
Но стремишься ты взлетая, 
В пресвятые небеса. 
 
Ты прости моя отрада, 
То что я сейчас грущу, 
Жизни мне твоей не надо, 
Потому и отпущу, 
 
Я тебя в поход священный, 
Для твоей свободы и, 
Этот мир лелеять бренный, 
В столь безрадостные дни.
29.11.2020
Иосиф Александрович простите 
 
Иосиф Александрович простите 
озвучиваю Вас да да подлец 
Венеция в полуденном зените 
пылает солнце золотом дворец 
 
вельможи дожа плавится в канале 
моя гондола медленно скользит 
по глади изумрудной средь прогалин 
растаявшего облака гранит 
 
Невы родной с таким же затхлым запахом 
как обухом наотмашь по башке 
всплывают шубы ряженых с запахом 
и сучек каблучки на облучке 
 
Иосиф Александрович простите 
озвучиваю Вами да себя 
но будущее вспять не переплыть...
16.03.2020
"Когда папоротник в цвету, 
Не гуляй возле леса одна 
Под луною - 
накличешь беду, 
Уведет тропка разом с ума" - 
Говорила мне мать. 
Только я 
Непослушная слишком дочка, 
Из полыни венок сотворя, 
Колдовскою июльскою ночкой 
 
Средь деревьев танцую. 
Они 
Свои листья 
мне в пряди вплетают 
И на ушко, 
чуть ветви склонив, 
Сонно шепчут заветные тайны. 
В диких травах 
шуршат василиски, 
С любопытством взирают во след 
Взглядом льдистым, 
что лапы - "когтистым", 
Золотистым 
как отблеск...
03.04.2020
Натали Смит, Мария Камардина. 
 
Пушистый снег поскрипывал под подошвами изящных, отороченных мехом сапожек. Невысокая фигурка в темном плаще с капюшоном перебежками от тени к тени пробиралась к покосившимся воротам старого городского кладбища. 
 
Королевский дворец готовился к встрече нового года. Всюду украшенные ели, свечи, гирлянды, венки, ароматы угощений… В суматохе выскользнуть из дворца оказалось легче легкого. Затеряться в городской толпе тоже не составило труда, люди веселились, пели,...