Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Вид с балкона

Автор: Лёнька
18.02.2020
— Вера в завтрашний день — вот, что нас губит... — эту фразу произнёс Серёга с пятнадцатого дома. Добродушный и работящий мужик, но потерявший смысл жизни. 
 
Серёга родился в Советском Союзе и всю жизнь проработал слесарем на автобусном заводе. Все местные ещё помнили его, как весёлого паренька, который всегда всем помогал. 
 
С молодости водилась за ним лишь одна дурная привычка: курить на балконе после работы. И нигде больше. 
 
Это являлось его ежедневным ритуалом. На балконе стояло кресло с металлическим каркасом, которое Серёга сам смастерил из обрезков производства. С виду неказистое, но удивительно удобное и стойкое ко всему. В дождь, снег и под солнцем кресло пронзало десятилетия. И хоть бы что... 
 
— Дедовской породы сидушка, — хвалился Серёга, — в того из танка стреляли, а он потом полвека кочегаром отмахал! 
 
Сидя в кресле, слесарь закуривал и наблюдал за течением жизни со второго этажа. Дом их на восемь квартир построили ещё до революции. Тоже на совесть. Весь Совок он простоял без единой реставрации, только красился. 
 
Серёгина жизнь представлялась непоколебимой и ясной. Были у него дом и завод. Родители умерли, младший брат жил заграницей. И сам Серёга громоздился на балконе, как скала средь копошения жизни. Покуривая папиросу. Высматривая будущее. 
 
— Куда спешите, девчонки? — окликал он вечерами напарниц по цеху. 
— На танцы, Серёж. Ай да? 
— А чего бы и нет, — усмехался жилистый слесарь. 
 
Танцевать ходили в клуб. И не было там речи об алкоголе или даже о сигаретах. Люди ходили туда, чтобы создавать ячейки общества и приумножать плодородие великой страны. 
 
Так Серёга женился и обзавёлся детишками. А вскоре родилась и первая его вера: государственная квартира. Правда, после развала СССР вера пошатнулась. 
 
— Не дадут, — пилила жена, — увольняйся с завода! 
— Даду-у-ут, — отмахивался Серёга, дымя в кресле, — 15 лет работал! Не завтра — так послезавтра. Подождём. 
 
Времена становились суровее. Дети росли. Сергей мрачнел, но веру в завтрашний день не оставлял. На заводе стали задерживать зарплату. 
 
Когда детей отдали в школу — пошла работать жена. Продавщицей в продуктовый ларёк. Иногда прихватывала с работы чего-нибудь, что плохо лежало. В основном, водку и конфеты. Перепродать. 
 
Так Серёга обзавёлся ещё одной дурной привычкой. Бухать. А вскоре образовалась и новая вера. В выплату зарплаты. 
 
Иногда ему писал брат. Присылал деньги, звал в гости. Но Серёга не хотел помощи от младшего: «Сам как-нибудь…» И складывал чеки в коробку. Он верил, что сам как-нибудь дождётся светлого завтра. 
 
— Как на заводе, Серёг?! — бывало, спрашивал дворник Павел. Бывший напарник слесаря. 
— Зашибись, дядь Паш! Скоро обещают зарплату с процентами выплатить… 
Завод закрыли. Жена тоже стала выпивать. Дети слиняли в столицу. Брат всё звал в гости, а теперь обещал и сам приехать, как дела закончит. Серёга отмахивался. Однажды, выходя курить, он заметил трещину в бетонном полу. Балкон слегка шатало. 
 
— Ничего! На пенсию выйду и починю, — решил Серёга. 
 
До 60 оставалось относительно немного. Жену выгнали из ларька за воровство. А собирая бутылки и металл, особо не разгуляешься. Деньги от детей бывший слесарь тоже не принимал. И бил жену, если узнавал, что та взяла: «Сами как-нибудь…» 
 
А потом произошла пенсионная реформа. Серёге тогда было 58. Узнав новость по телевизору, он и произнёс эту глубокомысленную фразу: «Вера в завтрашний день — вот, что нас губит...» 
 
Пошёл курить и грохнулся вниз вместе с балконом и креслом. Так уж случилось, что именно в этот день приехал его брат-иностранец. Он, как раз, стоял внизу, чтобы крикнуть Серёге и сделать сюрприз. 
 
К счастью, оба выжили и тут же на месте решили, что завтра начнут новую жизнь. 
 
Те, кто в это верит — начните действовать уже завтра. 
 
Остальные, помните. Пагубна не вера в завтрашний день, а безверие в сегодняшний. Балконы падают здесь и сейчас. 
 
А креслу хоть бы что…
1.2К
Еще
19.11.2020
С тех пор, как умерла бабушка, дед Тихон стригся не чаще раза в год. Видимо, так он поминал свою супругу, исправно стригшую его при жизни. Из-за дедовских странностей мне хорошо запомнилось то время. 
— Съезжу на кладбище и заодно подстригусь, — как всегда, дедушка бросил эту фразу всем домашним, уже облачившись в пальто и стоя в прихожей. Говорил он дежурно, будто не чаял, что в семье ещё интересуются делами без году покойника. 
— А можно с тобой, дедуль?! — мне было 10, когда я впервые...
25.03.2020
Артём стоял под душем и наблюдал, как вместе с водой по телу струится кровь из рассечённой брови. В его голове прокручивался один и тот же вопрос: "Зачем я в это влез?" Пятнадцатилетний мозг не находил ответа, и всё же парня не покидала уверенность в том, что случилось именно то, что должно. 
 
— Чья это девушка? — спросил Артёма новенький, указав на Дашу Титову. 
 
Шла пара. За окном опадал сентябрь. Новенький подсел за последнюю парту к одинокому Артёму. А Даша сидела за первой у окна. На...
04.03.2020
Витя родился в конце 80-х и хорошо помнил этот детский страх, когда мама в магазине просит постоять в очереди, а сама уходит в другую. Не чтобы сэкономить время, как это было бы сегодня. Если, конечно, есть ещё такие магазины, где несколько отделов с очередями. А потому, что в начале 90-х жило такое понятие, как дефицит. И не всем в очереди доставалось то, зачем стояли. 
 
Тогда Вите было года четыре, и теперь он уже не мог вспомнить, зачем конкретно стоял. Зато легко припоминалось это ожидание...
29.02.2020
Когда-то и Лукьян был молод. Хоть это кажется немыслимым. Работая лопатой по пояс в яме, дед часто погружается в воспоминания. Туда, где многое иначе. 
 
Он сидит на берегу моря. Ему 13. Рядом курит его дед. Из ныне живущих один лишь Лукьян помнит его лицо. Дед курит и выбрасывает дымные кольца из щетинистого рта. Берег полон людей, поэтому Лукьяну хочется закрыть глаза. 
 
— Яша! Разжмурься, кому сказано? 
— Страшно, дед! — юноша зарывает лицо в ладони. 
— А ну! Кому говорят?! — жилистая...
Другие авторы
07.05.2020
* * * 
 
Летом не носят чёрные колготки. А чёрные колготки в сеточку жарким летним днем - это все равно, что тетрадь в линейку по алгебре. Вызывает сначала недоумение, а потом и сомнение в здравом уме хозяйки. 
 
Вот и мы с Верой засомневались, когда увидели новенькую менеджерицу из коммерческого отдела жарким летним днем в чёрных колготках в сеточку и красных туфлях на шпильке.  
 
- Охренеть! - сказала Вера.  
- Мове тон, - согласилась я.  
Обычно именно так и говорят в...
20.02.2020
Глава I. Первые шаги. 
Где-то вдали, на крыше пятиэтажного дома, грохотал пулемет Утес. 
«Советская техника, - промелькнуло в мыслях. - Работает до сих пор. Вот, что значит качество!» - размышляя, я резким движением прижался спиной к стене панельного дома. Не известно по кому или чему тот самый пулемет работал. 
Прижимаясь спиной к стене дома, добравшись до парадной, я попробовал открыть дверь. Через мгновение я стоял в тамбуре многоэтажного дома и вслушивался, точнее пытался...
06.03.2021
Жила была Девочка, которая ничего не боялась. Ничего, кроме серого волка, который придет и укусит за бочок. 
А потом Девочка выросла и стала всего бояться. Нет, серого волка она уже не боялась. Свои бочка она бы с удовольствием сама ему подставила. Зато всяких леших, водяных и кикимор Взрослая Девочка очень боялась.  
И однажды нашла Взрослая Девочка свою детскую книжку со сказками про всех этих чудовищ. Сначала испугалась, а потом вспомнила, что раньше-то не боялась. И стало ей интересно....
30.11.2020
я разговариваю 
 
я разговариваю то 
чуть ниже то чуть выше 
баритонально до 
контроктавы 
 
слышишь 
 
ты слышишь голос мой 
 
прости 
от шёпота до грохота 
один бемоль всего пути 
один диез порога 
 
я разговариваю 
 
ты 
мой голос слышишь милая 
 
в цвета окрасились цветы 
камелии унылые 
закатной ржой фиалок тон 
стал сумеречным вечером 
тюльпанов бархатистых сонм 
слегка подтаял млечностью 
 
я разговариваю 
 
твой 
ответ не предугадывая 
и не обкрадывая свой 
вопрос украдкой...