Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Тёплые края

Автор: DimPanfilow
22.02.2020
Двуногий гладит её по голове и называет мурчалкой. Он пахнет горькими сигаретами и деревом. Ей очень нравится, когда его грубые пальцы чешут её за ухом. Иногда ей даже кажется, что она его любит. 
 
Но потом она вспоминает то место, откуда он её забрал, и добрые чувства мигом улетучиваются. Ах, те тёплые края, где шершавый материнский язык приглаживал её шёрстку, а братья с сёстрами надоедливо лезли с играми, стоило им только продрать глаза! Там всё бурлило запретными, сладкими запахами, молоко в блюдце никогда не бывало холодным, а она и не знала о том, что такое одиночество. 
 
Двуногий уходит и оставляет её одну. Пока его нет она может ходить по столам сколько ей вздумается, копаться в его вещах и гонять по полу то, что приглянется больше всего. Но в основном она либо спит, зарывшись носом в его одежду и утопая в горьком запахе, либо смотрит в окно, устроившись на широком подоконнике. 
 
Там, откуда он её забрал, на деревьях были зелёные листья, а с неба струился ослепительно яркий свет. Она была ещё слишком мала для того, чтобы суметь увидеть мир через высокие окна, поэтому его ей показали другие двуногие. И всё же она отлично помнила, как нежилась в тёплых солнечных лучах, лёжа на голом полу и довольно щуря свои голубые глаза. 
 
Здесь же яркого круга в небесах нет вовсе, хоть по утрам и становится чуть светлее. Она решила для себя, что двуногий боится солнца, поэтому спрятал его за тяжёлым одеялом облаков там, на небе. Наверное, он стыдится того, что его собственный свет не так хорош. Другие двуногие тоже умели светить, но никто из них не решался запретить солнце. 
Ей зябко. 
 
На улице, как и в доме, уже совсем темно, когда он наконец приходит. Он говорит с ней нежным голосом, когда зажигает свет и видит, что она его встречает. Раньше он ругался на неё за беспорядок, что она наводила в квартире, но в конечном счёте смирился с этим. 
Она трётся о его ноги, требуя внимания и ласки. А ещё – еды. 
 
Он наливает ей в миску странной на вкус воды, насыпает маняще пахнущих сухарей. Пока она ест, рядом с ней появляется неизменное блюдце с холодным молоком. Ей не нравится холод, но молоко – всегда молоко. 
 
После еды она приходит к нему. Он сидит в своём пыльном кресле, в ореоле ненастоящего света, и смотрит в коробку с картинками. Она любит лежать на коробке, когда та работает подолгу, ведь тогда от этой шумной штуки исходит такое желанное тепло. Но не сейчас. 
 
Она с тихим мявом подходит к нему, и он, подхватив тельце руками, приземляет ее к себе на колени. «Моя маленькая мурчалка»,– произносит он. Его пальцы как будто сами тянутся к её уху, и тогда она и вправду начинает мурчать. Ей всегда становится теплее, если он рядом. 
 
Он ложится спать, но она не хочет его отпускать, ведь точно знает, что завтра снова останется одна. В обволакивающей темноте она охотится за его ногами, неосторожно высунутыми из-под одеяла. Он обрывисто ойкает и тихо смеётся, играет с ней и чешет пузико, даже когда она яростно, и всё же любя, кусает его руку. 
 
Он начинает громко мурчать после того, как засыпает. Ей всегда казалось это немного странным. Когда он лежит на спине она забирается к нему на грудь и, нежно лизнув в нос, старается мурчать в унисон.  
 
И в это время она нисколько не сомневается в том, что и вправду любит его - этого большого двуногого с грубыми пальцами, боящегося солнца и живущего в кромешном холоде. 
 
А на следующий день он никуда не уходит. Он остаётся с ней.
1.6К
Еще
15.04.2022
Не верю, не надеюсь и не жду. 
Уже который год чадит пожар, 
Пожравший море судеб. На ветру 
Полощется подвыцветшая старь, 
В которой, приглядись -- увидишь боль 
Ушедших за последнюю черту. 
Я знаю: всяк играет свою роль. 
Не верю, не надеюсь и не жду 
 
Великого исхода в мир теней 
Того, чему названий в мире нет. 
Под гнётом поднабравших силы дней 
Трещит былого буйства душ скелет, 
Не ведая, когда огонь времён 
Сотрёт с листов немых календарей 
Заметки, что блистали серебром 
В глазах у их...
03.03.2020
Не стоит закусывать  
удила 
И Родины переменять, как перчатки. 
Как ставить себя во главу 
угла? 
По карте бегут не мои отпечатки. 
 
Ногой не моей мир толкают вперёд 
Адепты открытых границ и глаз. 
Моим ли корням давать новые всходы, 
Когда острым лезвием снята кора 
 
Со шкуры моей? Безоружен. Наг. 
В разбитом корыте ушедших страстей 
Плыву по бескрайнему морю бумаг, 
Всё в поиске дружественных кораблей. 
 
Бросает меня по волнам, и гнёт 
Как...
26.02.2020
Пока дрыхли люди в постелях, сонные, 
Пока отдыхали, тела свои нежа, 
Беда растворила калитку грозно, 
Шагнула в сегодня, как не было прежде. 
И высыпал люд, поутру всклокоченный. 
Разинули рты, ротозеи дремучие. 
Кто не был убит в непроглядности но́чи 
Стоит и глаза свои в ужасе пучит. 
 
Воду тащите! Горим, горемычные!  
Зарево уж растеклось на полнеба!  
Пока, тихо булькая в вязкости лиры,  
Поэты измученно грезят рассветом,  
А он уже здесь! Жжёт зазря горизонты,  
Собою самим...
Другие авторы
19.02.2020
Табби уходит к соседям через двор и проводит у них целые дни. Там живёт трёхцветная Мурка, старая знакомая Табби, бывшая подруга, мать его котёнка. Мурка любит лежать на досках позади собачьей будки. Пёс Бублик редко покидает будку, он не трогает кота, а тот не приближается к собачьей миске, таков уговор. 
– Ну как поживаешь? – запрыгивает на доски Таб. 
– Опять ты, – лениво отвечает Мурка, приоткрыв глаз. 
– Помнишь, как раньше-то было? 
– Оставьте, мне это более не интересно. Подите прочь, –...
03.02.2020
Одна девочка ушла из дома в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику. 
 
Дверь была отворена; она посмотрела в дверь, видит — в домике никого нет, и вошла. В домике этом жили три медведя. Один медведь был отец, звали его Михаил Иваныч. Он был большой и лохматый. другой была медведица. Она была поменьше, и звали её Настасья Петровна. Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка. Медведей не было дома, они ушли гулять по лесу. 
 
В...
27.12.2020
Каждое утро двенадцатого мая Володька просыпался, допрыгивал до туалета, потом – обратно в комнату, привязывал к культе правого бедра старый, скрипучий, неудобный протез, натягивал штаны, рубашку, пиджак с орденом «Красной Звезды» и медалью «За Боевые Заслуги», доставал из ящика письменного стола припасённую бутылку водки, набулькивал стакан, выпивал и, опираясь на трость, спускался с третьего этажа на улицу. 
Садился на скамейку у подъезда. И прикрывал глаза. 
 
– Милок, тебе – плохо? –...
09.11.2020
Я - фаталист, я во всём вижу связь 
С высокой и неведомой когда-то идеей. 
В груди моей уж сотни раз рвалась  
Последних идеалов орхидея. 
 
Я правда их назвал друзьями... 
Я верил, правда, верил им... 
Но в глуши моей немыми журавлями  
Несутся сквозь призму пожелания  
И вдохновенные стихи. 
 
Это ничего, что я им не нужен,  
Ничего, что слова их все стали ложны. 
Я и без них довольно накручен, 
А беды судьбы даже с другом страшны. 
 
Упало в груди, рукой затворяя, 
Последнее громкое слово в...