Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

странные эскизы

Автор: Sergey Zhukovsky
06.03.2021
Нарочь 
 
чуть подкрашенная пылью 
ржавых сумерек душа 
на стрекозьих длинных крыльях 
средь соцветий камыша 
зависает наблюдая 
как обмакнутое в тушь 
фиолетовую тает 
солнце сливочное уж 
и безудержно подобно 
пуле носится шальной 
бирюзовый зимородок 
над озёрной тишиной 
 
Африка 
 
глаза слипаются и будто 
в стробоскопическом эффекте 
на расплескавшиеся буквы 
слова прочитанного текста 
дробятся радужно и носом 
клюя над зыбкою страницей 
не замечаешь переноса 
строки оборванной 
 
и снится 
уже подсвеченная странно 
аквамариновою тучею 
Серенгетийская саванна 
где одновременно могучие 
и преисполненные грации 
как яхты паруса убравшие 
плывут меж зонтичных акций 
жирафы пепельно оранжевые 
 
Тропики 
 
начистоту иль начисто 
нашёптываю ту 
единственную начатую 
вчерашним днём мечту 
о палубе оплаченной 
над кружевами вод 
о безмятежном плаче 
гитар гавайских под 
благоуханным бархатным 
покровом тьмы ночной 
с тропическою сахарной 
надкусанной Луной 
 
Дакота 
 
южный угол Дакоты 
угрюм и пустынен 
лишь горбами холмы 
да под полной Луной 
одиноких койотов 
среди шелестящей полыни 
и просмоленной тьмы 
терракотовый вой 
 
озеро Мбуру 
 
ночь последняя озеро Мбуру 
где то возле экватора 
лает зебра сонная сдуру 
и с челюстью экскаватора 
бородавочник словно вкопанный 
смотрит в небо и думает как бы 
укусить одинокое облако 
над верхушкою баобаба 
 
Рим 
 
преторианцы и патриции, 
и гладиаторы лихие 
не поглотила ваши лица 
пространств и времени стихия 
 
всё так же рыщите вы бродите 
средь ныне здравствующих в поисках 
добычи власти славы Родины 
удачи смерти воли доблести 
 
живущих ныне средь отребья 
державных шлюх убийц торговцев 
под тем же самым звёздным небом 
под тем же самым знойным солнцем 
 
Саратов кажется 
 
ух тоска гостиничная 
шрамы на паркете 
скорлупа яичная 
в каменном омлете 
 
и кровать скрипучая 
и ковёр подпорченный 
чёрти кем и сучка 
тощенькая горничная 
 
ах отрада лишь одна 
умыкнуть под вечер 
рыжую бесстыжую 
глупую беспечную 
 
а наутро раньше 
чем уехать дальше 
положить ей спящей 
несколько ромашек 
 
Алжир 
 
чуть чуть открою ширму 
жирафами украшенную 
я родом из Алжира 
пленительного страшного 
 
меня вскормила в детстве 
любезная верблюдица 
и мавр клыкастый дерзкий 
возил меня по улицам 
багровым на слонихе 
морщинистой понурой 
и я кружился в вихре 
песчаной рыжей бури 
 
открою ширму шире 
с бегущими жирафами 
я вышел из Алжира 
инжирного оранжевого 
 
меня поили соком 
мохнатые кокосы 
и солнце словно око 
невидимого Господа 
следило за моею 
к ночи растущей тенью 
и я рыдал пьянея 
от хохота гиены 
от стана девы выточенного 
из древа точно чёрного 
от запаха коричных 
гвоздичных и перчёных 
небес над старой ширмой 
жирафами украшенной 
 
я был рождён Алжиром 
 
и там воскрес однажды 
 
Москва январь 
 
и брызгами искр разрезая 
предутреннюю киноварь 
разбуженная уползает 
на лапах резиновых тварь 
рогатая 
 
и льдистым блеском 
сияют дрожа в тишине 
бриллиантовые подвески 
на вымороженной простыне 
средь дворика 
 
и в интерьере 
иссине молочной зари 
пунцовыми грудками зреют 
на ветках рябин снегири 
 
Ялта 
 
в Ялте ливни с грозами 
и прибой морской 
пахнет тухлой прозою 
да гнилой тоской 
темы зарифмованной 
только потому 
чтоб не быть мне скованному 
сплином одному 
в люксе полуобморочном 
видов всяких без 
на замену облачности 
бирюзой небес 
 
на даче 
 
опять появляется ёжик 
откуда то как привиденье, 
и топотом маленьких ножек 
и невозмутимым сопеньем 
и шурканьем мучает душу 
домашней кукушки старушки 
забывшей уже о свободе 
в темнице поломанных ходиков 
 
Испания 
 
тортилья писто пиперад 
паэлья ломо эмбучадо 
чорисо жгучий аромат 
хамон бакалао фабада 
чесночный суп чуррос морсилья 
рабос де торо эскабачо, 
косидо херес бандерильос 
и криадильяс и гаспаччо 
 
прощайте Мраморные горы 
и кастаньеты до свидания… 
я сыт тобой уже по горло 
моя горячая Испания 
 
Фьорды 
 
сверху фьорды по другому 
видит зрение туман 
берег линией изломанной 
очертивший океан 
 
по другому сверху фьорды 
сердце чувствует бемоль 
фортепианного аккорда 
на губах морская соль 
 
с высоты полёта птичьего 
созерцаешь фьорды ты 
всей душой не как обычно 
в дымке радужной мечты 
 
и печёнкой и аортой 
по иному чуешь как 
закипая пеной фьорды 
тихо тают в облаках 
пока словно в плоти ангел 
алюминиевой ты над 
Скандинавией да Англией 
проплываешь в Таиланд 
 
СЛОН 
(Соловецкий Лагерь Особого Назначения) 
 
и не далёкие отнюдь 
не столь уж отдалённые 
места когда не долог путь 
и суть невольничьего оного 
ясна как яркая звезда 
татуированная точно 
однажды раз и навсегда 
на коже чёрной ночи 
 
и любопытен не исход 
и не изнанка положения 
но ты крестом тяжёлым под 
не прерывающий движения 
 
Волга 
 
вяз сухой да увечный 
донельзя усыпанный птицами 
с бирюзой на груди 
и подклювьем оранжево белым 
по ночам бесконечным 
мне то ли навязчиво снится 
то ли просто среди 
ясновидений выпуклых спелых 
я брожу и нарочно молчу 
никому не рассказываю 
разукрашены как 
пояском чёрным горлышки да почти 
полыхают на солнце 
какими пожарами красками 
спинки красные птах 
и кирпичного колера шапочки 
 
Московский зоопарк 
 
брачных игр 
и забавы и пламя 
поневоле на плен променяв 
белый тигр 
голубыми глазами 
боли полными встретил меня 
прочих средь 
одного лишь у клетки 
зоосадовой крепкой кому 
не галдеть 
за спасительной клеткой 
но досадовать молча ему 
суждено зову крови ли оной 
хищной в силу 
иль просто пока 
мне дано оставаться вороной 
белокрылой 
нелепой слегка 
 
Север 
 
я знаю что вы не поверите 
даже если проверите 
мой сервер на Севере 
крайнем и сердце на Севере 
 
мой шифр в студёных широтах 
и доступ закован 
в нехоженых вечных мерзлотах 
подальше от знаков и малознакомых 
 
глаза открываю и будто бы снится 
мне адрес неведомый вьюжный 
где вместо собачки привычной лисица 
полярная кружит и кружит 
 
глаза закрываю и будто бы вижу 
уже наяву я звезду ту Полярную 
что ночью морозною кажется ближе 
курсора в окне не закрывшимся ярком 
 
я знаю что вы не проверите 
просто поверьте 
на Севере крайнем мой сервер 
и сердце на Севере 
 
Версаль осень 
 
и нищий кормит у ворот 
дворца синичек 
батона мякиш мягкий в рот 
а корку птичкам 
 
а за синичками запей 
водой хотя бы 
и воробьёв и голубей 
голодных зябких 
 
сверкают Кодаки вокруг 
бродяги Никоны 
а птицы кормятся из рук 
калеки выкинутого 
 
что древо высохшее весь 
усыпан птицами 
стоит и кормит старый бес 
и не боится 
 
и улыбается ещё 
беззубо голубю 
поклёвывающему плечо 
и шею голую 
 
Колизей 
 
средь солнцепёчного ада 
Рэма и Ромула лона 
голые икры прикладываю 
к гладкой прохладе колонны 
 
пуст Колизей 
 
и волчица 
та что вскормила младенцев 
маревом знойным сочится 
 
систол да сутолок сердца 
стук аритмичен 
 
и мнится 
иль оживает иль грезится 
в кабрио что в колеснице 
мне негритянка наездница 
 
Калахари 
 
в долблёнке утлой по протоке 
плыву неведомо куда 
стена папируса осоки 
чиста безоблачна вода 
 
по листьям лилий ходят птицы 
яканы с пальцами почти 
как карандаш 
 
и серебрится 
зеркальным боком по пути 
большая рыба 
 
и с напёрсток 
сидят лягушки 
 
вечер 
 
лишь 
дымок помёта пахнет остро 
 
и на суку фонарик мышь 
летучая 
 
гнездо огромное 
молотоглава над костром 
 
я в Калахари снова 
 
крово 
смешенье 
с местным комаром
94
Еще
24.08.2021
Сразу скажу: раз двадцать или тридцать. Точно уже и не помню. Но вот один день, который, казалось, тянулся несколько суток, запомнился навсегда. Февраль 1989-го. Стужа – под 30 вдруг сменилась почти весенней оттепелью, градуса 2-3, кажется, и мы тихим караванчиком (автобус с актёрами, автобус с обмундированием, оружием, боеприпасами, лихтваген, каверваген, автобус с реж-постом, опер-постом, худ-постом, и прочим начальствующим составов киностудии «Беларусьфильм) ранним зимним утречком...
16.08.2021
А мой Питер – это не разводные мосты, не белые ночи, не шпиль Адмиралтейства, не Чижик-пыжик, не Сенатская площадь, не променад по Невскому, не «Медный всадник» и даже не Мойка, 12, где в страшных муках помирал Пушкин. 
 
Мой Питер – это колодцы проходных дворов, где, едва задираешь голову, как тут же проваливаешься вверх, в молочно-бирюзовый многогранник свежего августовского неба. 
 
Мой Питер – это горьковатая взвесь утреннего летнего тумана, которую пьёшь маленькими глотками, а выдыхаешь...
07.08.2021
лик подставляю солнцу 
 
лик подставляю солнцу 
выскользнувшее прядью 
день изошёл бронзой 
и замшевел патиной 
 
суть осязаю суток 
помнить невмочь счёта 
ночь начинает утро 
снова багрово чёртово 
 
вечер растрёпан ветром 
хлюпает в сердце осень 
выкурил сигарету 
и не родился вовсе 
 
или прожил вечность 
либо мгновенье йоты 
где то в пути Млечном 
рядом с бемолем ноты 
 
нет не бемолем болью 
да иногда фантомной 
от лобовых любовей 
помню лишь стены комнат 
 
прочего нет прочее 
вычеркнуто...
05.08.2021
– Ну, а дальше – что? – Жасминка зашуршала галькой и шлёпнула щиколоткой шоколадной ножки по правому плечу мужчины. – Колись, давай! Красивая была та – ваша? 
Сергей посмотрел на серебристую до боли в глазах предвечернюю рябь моря. 
– Фактурная… Нырять, правда, боялась… А какая ж русалка – без ныряний? Гидрофлекс для подводных съёмок мы тогда за бешеные деньги арендовали, а тут – простой… День, три, пять… Продюсерша наша орёт… Рубли в небо улетают… Работа стоит… Короче, певунью ту силком...
Другие авторы
09.11.2020
О, бедная Троя! Я вижу, как твои стены горят, 
Как белый камень пожирает чёрная муть, 
Небо твоё теперь - это кровавый ад, 
О, бедная моя Троя, ты обрела свой путь. 
Белые стены города-крепости пали, 
Варварски открывая дороги к святыне... 
Но и сами противники уже устали, 
Они плетутся по обугленной пустыне. 
 
О, бедная-бедная Троя моя! 
Сколько же раз окружали враги тебя? 
Бедная Троя стояла, бедная Троя терпела, 
Ведь она верила! Ведь она была смелой! 
О, бедная-бедная Троя моя! 
Враги...
09.11.2020
«Расстелено поле пред твоим взором …» 
Расстелено поле пред твоим взором - 
В нем сходились и бились; из века в век 
Кровь здесь текла и ложилась узором, 
Здесь забыт далеко не один человек. 
Тревожное ржанье коней здесь звучит 
И сабли, и меч - все грохот стали. 
И даже если ночью пыльный бой молчит 
Звезды помнят, какие люди тут бывали. 
Что человек - то крепость ведь, не пыль! 
Что душа - то кипение бездны, обрыв! 
Но теперь все имена ушли в траву и быль, 
И стираются из истории даты тех...
28.01.2021
Мгновенье мне принадлежит 
Как я принадлежу мгновенью. 
Евгений Абрамович Баратынский 
 
ВСЁ ОТНОСИТЕЛЬНО 
 
Слабеет жизненный азарт, 
Ужалось время, и, похоже, 
Что десять лет тому назад 
Я на пятнадцать был моложе. 
Игорь Миронович Губерман  
 
3-57 Ab Initio. 
Год впереди – вечность, сто позади – мгновенье. 
Леонид С. Сухоруков 
 
3-58 Pro et Contra. 
Продолжительность времени зависит от нашего настроения. Размеры пространства обусловлены нашим сознанием.  
Хун...
17.06.2020
Молитва о сыне и поле. 
 
Погляди, небо. 
Заковано, в пороховой ветер. 
Тишина, была множество раз сорвана, 
Наверное, болен твой прицел ... 
Волен, наверное .... 
Ты все еще цел, 
Правда, что там все, происходит, вовремя? 
И ты, вернешься ко мне. 
 
... 
Присмотрись,людская....тыльница. 
Сама с собою, не ссорится, и не мириться. 
Офицерский, устойчивый строй.... 
И шаткий, мир. 
За твоей спиной. 
Дорогой, 
 
Я сижу, у окна, трещина. 
Я сижу, здесь, совсем одна. 
И гляжу,...