Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Полуночные экзерсисы

Автор: Sergey Zhukovsky
30.11.2020
как будто бы снотворное кладу 
иль леденец на сон грядущий рифму 
что бултыхаясь плавая во рту 
всё время натыкается на рифы 
коронок керамических зубов 
оставшихся вчерашней драки после 
 
и водоизмещенье островов 
поднявшихся из океана прозы 
объёма накопившейся слюны 
гораздо больше 
 
сглатываешь мятный 
конфеты смак иль слова 
без вины 
прожёванного так сказать в порядке 
рабочем 
 
хочется курить 
 
но надо прежде выпустить наружу 
из-под одеяла плоть 
освободить 
глаголами придавленную душу 
 
табак воспламенённый точно глаз 
разгневанного дьявола в оконном 
ночном стекле курильщика анфас 
на кухоньке высвечивает тёмной 
 
я снова засыпаю лёгкий бзик 
таблетку валидола аллегорию 
сердечного волненья под язык 
засовывая русский что изгоем 
скребёт по нёбу щупает дупло 
иль вырванного напрочь зуба нишу 
и как в игре где холодно тепло 
подсказки ждёт спасительнейшей свыше 
 
среди каких то рифов водолаз 
один как перст как перл зерно перловое 
 
алмаз звезды зажёгся или страз 
на вуалетке чокнутой дворовой 
 
среди ступеней 
 
стопами 
 
тупой 
вонзается в десну осколок мозга 
 
и словно бы в атаке лобовой 
сквозь облачность свинцовую промозглую 
ведомый лишь неведомым лечу 
домашней пылью иль кошачьим пухом 
иль дымом сигареты по лучу 
Луны из за гардины что не глухо 
прикрыла окна 
 
где то вдалеке 
красавица быть может шаловливая 
на золотистом нежится песке 
и заедает пухлыми оливами 
Мартини охлаждённый и слуга 
другой не тот что опахалом машет 
чего захочет левая нога 
девицы предугадывает даже 
 
среди ступеней рифовых 
 
фрр фрррр 
мурлычет кот 
 
и мнится на мгновенье 
мурлыканье кошачее есть шифр 
для доступа в иные измеренья 
где люди птицы ящерицы ах 
фантазия немыслимая снова 
беседуя на разных языках 
друг друга понимают с полуслова 
 
где лис хватает гусака затем 
не слопать чтобы хладнокровно просто 
по дружески поздравить без затей 
с гусыней новой иль с Великим постом 
 
где воробей озябший в тишине 
ноябрьской предутренней на ушко 
чирикает проснувшемуся мне 
стихотворенье Тютчева иль Пушкина 
 
где я не сдвинут будничен тверёз 
бродячей псине жалуюсь на нервы 
и злобных блох выкусывая пёс 
мне тихо отвечает ты не первый 
 
среди ступеней рифовых террас 
как перл в уютной раковине моря 
ловлю обрывки кашалотьих фраз 
и бормотанию дельфинов вторю 
 
и словно дуб с корнями 
 
тракторист 
всплывает 
 
выкорчёвыванье 
 
пни мне 
как наяву мерещатся 
 
лучист 
и золотист на солнце колкий иней 
 
уже не собираешься уснуть 
хоть в дрёму провалиться что ли зыбкую 
кот рыжий забирается на грудь 
и путешествует туда сюда с улыбкой 
с клычками хищными 
 
пора седлать коня 
и по асфальту улиц незнакомых 
лететь галопом шпорами звеня 
горланить серенады под балконом 
ночного небоскрёба иль уже 
давно ты дама сердца завоёвана 
и варит мне на кухне в неглиже 
бульон куриный и гремит половником 
 
поодаль проплывает страшный спрут 
себя куда то катит каракатица 
валокордин глотаешь точно жгут 
химический накладываешь на сердце 
 
Австралия 
 
расправив складки шуб 
опоссумы летают с эвкалипта 
на эвкалипт 
 
аборигена губ 
касается жука личинка липкая 
 
а тут ещё Большой барьерный риф 
и надо полагать акулы тут же 
но тело аквалангом снарядив 
отвагою трепещущую душу 
ныряешь 
 
погружаешься 
 
кальмар 
парит поодаль 
 
щупальцами щупая 
 
и ты средь океана что комар 
под небосводом хиленький да щуплый 
 
валокордин закончился 
 
рассвет 
уже реанимируется ночью 
 
и никого под одеялом нет 
и на подушке чуть примятой впрочем 
 
среди ступеней рифовых террас 
как перл в уютной раковине моря 
ловлю обрывки кашалотьих фраз 
и бормотанию дельфинов вторю 
 
и словно вырванное дерево кальмар 
парит поодаль тихо наблюдая 
как аромат актиний что нектар 
я жадно пью иссохшими устами 
 
и поднимаюсь ниже и цвета 
глубин вдыхаю пряные пленительные 
хоть верно знаю эйфория та 
мне не оставит времени на всплытие
Еще
24.08.2021
Сразу скажу: раз двадцать или тридцать. Точно уже и не помню. Но вот один день, который, казалось, тянулся несколько суток, запомнился навсегда. Февраль 1989-го. Стужа – под 30 вдруг сменилась почти весенней оттепелью, градуса 2-3, кажется, и мы тихим караванчиком (автобус с актёрами, автобус с обмундированием, оружием, боеприпасами, лихтваген, каверваген, автобус с реж-постом, опер-постом, худ-постом, и прочим начальствующим составов киностудии «Беларусьфильм) ранним зимним утречком...
16.08.2021
А мой Питер – это не разводные мосты, не белые ночи, не шпиль Адмиралтейства, не Чижик-пыжик, не Сенатская площадь, не променад по Невскому, не «Медный всадник» и даже не Мойка, 12, где в страшных муках помирал Пушкин. 
 
Мой Питер – это колодцы проходных дворов, где, едва задираешь голову, как тут же проваливаешься вверх, в молочно-бирюзовый многогранник свежего августовского неба. 
 
Мой Питер – это горьковатая взвесь утреннего летнего тумана, которую пьёшь маленькими глотками, а выдыхаешь...
07.08.2021
лик подставляю солнцу 
 
лик подставляю солнцу 
выскользнувшее прядью 
день изошёл бронзой 
и замшевел патиной 
 
суть осязаю суток 
помнить невмочь счёта 
ночь начинает утро 
снова багрово чёртово 
 
вечер растрёпан ветром 
хлюпает в сердце осень 
выкурил сигарету 
и не родился вовсе 
 
или прожил вечность 
либо мгновенье йоты 
где то в пути Млечном 
рядом с бемолем ноты 
 
нет не бемолем болью 
да иногда фантомной 
от лобовых любовей 
помню лишь стены комнат 
 
прочего нет прочее 
вычеркнуто...
05.08.2021
– Ну, а дальше – что? – Жасминка зашуршала галькой и шлёпнула щиколоткой шоколадной ножки по правому плечу мужчины. – Колись, давай! Красивая была та – ваша? 
Сергей посмотрел на серебристую до боли в глазах предвечернюю рябь моря. 
– Фактурная… Нырять, правда, боялась… А какая ж русалка – без ныряний? Гидрофлекс для подводных съёмок мы тогда за бешеные деньги арендовали, а тут – простой… День, три, пять… Продюсерша наша орёт… Рубли в небо улетают… Работа стоит… Короче, певунью ту силком...
Другие авторы
11.07.2020
Минус 99 очков морали 
 
Посреди белой комнаты стоял худощавый парень. Его глаза наполнялись вопросом "Где я?!", хлипкое тело дрожало от страха, а кожа сливалась в одно со стенами.  
 
Ослепительно белый свет. Отвратительно зябко и так тихо, что можно было услышать быстрые удары сердца. 
 
Новоприбывший быстро мотал головой, а вместе с тем хвостик блондинистых волос бил по затылку, словно плеть погоняла лошадь бежать быстрее. Круглые глаза жадно искали дверь или что-то не белое.  
 
На...
17.10.2021
Четвертая глава 
 
Наша Душа растёт вместе с нами. Шрамы наши её шрамы. Запахи родных мест она нам напоминает. И она напоминает нам тепло Душ тех людей, кто оставил его в наших сердцах навечно. 
 
Меня дважды усыновляли, то есть удочеряли. Первый раз бабушка с дедушкой из Чистополя.  
Они отдыхали на берегу Камы и отметили меня. Мне было лет пять и я надевала младшим трусики после купания.  
Они брали меня на выходные. Его я помню с ситом, в котором лежали яблоки. Штаны...
03.10.2021
Злато полюшко пшеницы, 
Неземная моя грусть, 
Солнца падают ресницы 
На загадочную Русь, 
Разбрелись земные дали, 
Нет окраин и концов, 
Ветер бродит в чернотале, 
Средь берёзок и цветов. 
Слаще мёда запах стога, 
Слаще мёда хлебный дух, 
Запах воздуха хмельного, 
Слаще всяких медовух. 
Там, в церковных перезвонах, 
Слышу радость и печаль, 
Песнь творит в земных поклонах, 
Старый немощный звонарь. 
 
31.03.2021
Глава 1. Варя. 
 
Варя проснулась по средине ночи от звуков, доносившихся из глубины леса, напоминающие плачь младенца. Плачь не человеческого ребенка, а протяжный стон с хрипотцой, завывающий плачь звереныша. Она накинула шерстяную тужурку-халатик без пуговиц, обвязалась пояском, обула босые ноги в утепленные галоши и вышла из дома. Весенний ночной ветер принес из леса сырой прохладный воздух с запахом оттаявшей земли, мокрой прелой коры, смолы и гниющей листвы. Болота уже начали понемногу...