Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Платье

Автор: Sergey Zhukovsky
29.11.2020
Всю неделю, с утра, в начале восьмого, и вечером, где-то около шести, Анна видела это платье. Идеально чёрное. С глубоким, почти до середины бледной плоской груди пластмассовой девицы, треугольным вырезом. Невозможно узенькое в талии. И внезапно обрывающееся слегка плиссированными складками на длинных розовых бёдрах манекена.  
 
– Анна Васильевна! – громко окликнула девушку в среду полная, краснощёкая женщина. – Что спим?! Весь стол в коридоре уже заставили! Хочешь, чтобы на пол мочу люди клали?!  
Анна опомнилась.  
– Да, да… Простите меня, Софья Николаевна… Да, я – сейчас… Простите…  
– Не лаборант, а – чёрт знает что… – пробурчала женщина. – В голове – одни мужики… С интернетами…  
Анна выскочила с белым деревянным ящиком в коридор и начала быстро убирать со столика баночки с разноцветными анализами.  
 
А в понедельник после работы Анна остановилась у края тротуара, повертела головой и медленно подошла к витрине бутика.  
Платье нежно сияло в голубовато-жёлтых неоновых лучах.  
Девушка снова оглянулась, одёрнула потёртую синюю джинсовую курточку, провела ладошкой по тёмной юбке, подошла к большой стеклянной двери и осторожно потянула тонкую никелированную ручку.  
В салоне бутика не было ни одного покупателя.  
Громадный, почти квадратный, охранник чуть скосил глаза.  
– Здравствуйте… – шепнула Анна.  
Из-за серебристой блестящей колонны показалась высокая, очень худая девица.  
– Здравствуйте… – чуть слышно повторила Анна.  
Девица глянула на охранника. Тот посмотрел на Анну и пожал бугристыми плечами.  
– Здравствуйте… – снова сказала Анна.  
Девица слегка подняла тонкие перманентные бровки.  
– Скажите… – девушка посмотрела на витринного манекена. – Скажите, пожалуйста…  
Продавец ещё немного вздёрнула ниточки бровей.  
– Скажите, пожалуйста… – Анна проглотила тугой комок в горле. – А сколько…  
– Дорого… – вдруг сказала девица. – У нас всё – очень дорого, девушка… Очень… Тебе – не по карману…  
Анна открыла рот.  
Продавец чуть улыбнулась.  
– И на такие формы, как у тебя, милая, Париж пока не шьёт…  
 
Полные щёки девушки вспыхнули жарким румянцем.  
 
– И, слава Богу, что не шьёт… – продавец снова улыбнулась и глянула на охранника. – Миша…  
 
Анна судорожно обернулась, побежала к выходу и со всего размаху стукнулась носом о прозрачную стеклянную дверь.  
Продавец зашлась смехом.  
Анна сквозь мутную пелену слёз увидела тёмную громаду.  
– У вас – кровь… – далёким гулким эхом пророкотал голос мужчины. – Возьмите платок… И вставайте, вставайте… Вставайте же…  
Анна оперлась локтем на руку охранника. Тяжело поднялась с пола. Приложила платок к лицу.  
– И голову запрокиньте… – мужчина поправил курточку девушки. – Выше запрокиньте… Чтобы – кровь перестала…  
– Миша! – наконец, оторжала девица. – Да выведи ты её! Она сейчас нам тут всё забрызгает! Слышишь?! Заляпает, а нам убирать! Мишка! Зачем ты дурочку эту вообще пустил?  
– Слышу! – охранник внимательно посмотрел на лицо девушки. – Ну? Как? Можете идти?  
Анна, прижимая платок к носу, кивнула.  
– Аккуратненько… – мужчина приоткрыл стеклянную, с небольшим алым пятном, дверь. – Там – ступенька ещё… Не упади… Вот – твоя сумочка… Держи…  
Вечерний, сизый тротуар уже был подкрашен мягким светом кованых уличных фонарей. Три плотных ряда машин вдруг тронулись с места, прокатили с пяток метров и снова встали. Мимо Анны, как чёрные молнии, пронеслось двое юнцов на роликовых коньках.  
– Ну? – улыбнулся охранник. – Можешь идти?  
Девушка кивнула. Взяла сумочку.  
– Иди, значит… А платок себе оставь… И голову не опускай пока… Только под машину не прыгни… Постой немного… Подожди, пока кровь остановится…  
 
Под утро Анна открыла глаза. Встала с постели. Включила матовый плафон бра. Подошла к зеркалу. Тронула указательным пальцем бурую картофелинку носа. Поморщилась. Слегка подтянула бежевые трусики. Посмотрела на круглый животик. Провела ладонями по широким, полным бёдрам бледных коротких ног. Медленно приподняла большую белую грудь. Отошла пару шагов назад.
стр. 1 из 5
1.7К
Еще
29.08.2022
В венцах, лучах, алмазах, как калифы,  
Излишние средь жалких нужд земных,  
Незыблемой мечты иероглифы,  
Вы говорите: «Вечность — мы, ты — миг…»  
 
Афанасий Фет 
 
Так случилось, что недавно из одного сугубо континентального места жительства я безвозвратно выехал, а в другое, субтропическое, пока окончательно не въехал.  
Где нынче живу?  
В сердцах одних, в душах других, в памяти третьих, в мечтах четвёртых, в надеждах пятых, в чаяньях шестых, в гостях седьмых, в отчаянье восьмых, в...
24.07.2022
Короче, когда весной 86-го, Вадька Провоторов вернулся из армии, его Надюха была на сносях. На месяце пятом. Но не замужем. Папочку Вадька вычислил быстро и, не снимая десантской «парадки», заявился на автобазу. Дождался, пока рослый веснушчатый парень в синей спецовке, улыбаясь, отделится от группы работяг, и мощным хуком уронил его на разноцветный масляными пятнами асфальт. Мужики кинулись было на Вадьку, но увидев на армейском кителе орден «Красной Звезды» и медаль «За Отвагу», остановились....
01.06.2022
Оказывается, ты становишься психофизически другим, едва из русской бестолковщины, отборных матюжков, аллегорий без аллергий и тропинок тропов попадаешь в чужие земли. И не просто попадаешь, но растворяешься, как грубая солоно-кисло-горько-сахарная голова в гортанном тевтонском лязганье, в захлёбывающемся певучем романском речитативе, в грассирующих с каким-то утробным мурлыкающим урчанием француженках. Да, из городского до мозга костей цивильного русского парня становишься – нет, не мгновенно,...
15.03.2022
 
Ад – это не пекло. Не козлоногие рогачи – с кровавыми вилами. И даже – не сам Сатана. Непрестанно мимикрикующий. Постоянно переливающийся. Всеми цветами радуги. От ванильного благодушия – до земляничной кислинки. Я вам скажу – где находится ад. Чуть выше низшей границы дыхания и аорты. Ты хочешь вдохнуть, но алая пульсирующая кровь не даёт тебе этого сделать. Ты пытаешься выдохнуть, а багровая венозная жижа утягивает тебя, словно болотная трясина. Нет, не всего. Не сразу. Не целиком. Очень...
Другие авторы
08.05.2020
Каждый новый день 
— это подглавка. 
Каждый новый год 
— это глава. 
Вся наша жизнь 
— большой рассказ. 
Длинною в сотню глав. 
 
Переворачивая лист главы, 
Есть шанс начать сначала, 
Но мы цепляемся за якоря, 
Ведь прошлое зовёт к началу. 
 
Не убежать нам от судьбы 
— Всё так устроено, пойми. 
Я выхожу на линию своей тропы 
— Это мой путь! 
— Ты со мной? 
В ответ: — прости...
07.08.2020
Скверные, презренные слова... 
Настолько возгордясь, 
Что даже сам венец творения 
Прижат ко лбу и, не боясь упасть, 
Мерцает пышностью своей надменной. 
 
И смех вокруг... Смеешься всласть. 
Таращишься на всех с презрением... 
Люблю тебя психованная мразь 
И ненавижу все свое смятенье. 
 
Твой сладкий, удивительный оскал, 
Когда ты скалишься лисицей, 
Пытаясь больно укусить, 
Люблю и презираю ненавистно. 
 
Твой взмах ресниц, стрельба из глаз, 
Надменностью своею дышит 
На всех и даже на...
27.05.2021
Пошла вторая неделя. Видимых изменений нет. 
«Мама, милая мама! Угораздило тебя!» 
Андрей неторопливо шел по улице на работу. В последнее время он только так до нее и добирался. Автобус? Метро? Да, безусловно, намного быстрее: ровно на двадцать минут. Двадцать минут или вся дальнейшая жизнь. Нет, просто жизнь! Немного несоизмеримо, не находите? 
В конце зимы он заболел. Несильно, судя по всему. Но, так или иначе, привычная пища просто не лезла в рот. Ни запаха, ни вкуса. 
Сегодня. Выйдя из...
10.02.2020
Лет сорок тому назад в С.-Петербурге, на Васильевском острову, в Первой линии, жил-был содержатель мужского пансиона, который еще и до сих пор, вероятно, у многих остался в свежей памяти, хотя дом, где пансион тот помещался, давно уже уступил место другому, нисколько не похожему на прежний. В то время Петербург наш уже славился в целой Европе своею красотою, хотя и далеко еще не был таким, как теперь. Тогда на проспектах Васильевского острова не было веселых тенистых аллей: деревянные...