Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Молоко

31.07.2021
Едва я успел переступить порог дома, снять с себя потный комбинезон после тяжёлого дня на работе и принять душ, мама обрадовала меня новым заданием: поехать к деду на другой конец города за домашним молоком. Он его покупал у друзей в деревне сразу по несколько литров. Нам тоже доставалось. Бесплатно, конечно, но на этот раз мама испекла много пирогов для деда, — хоть что-то. 
 
Сначала я решил воспользоваться звонком — в ответ тишина. Потом постучал — вновь тишина. Постучал сильнее — та же молчаливая реакция. Ушёл в магазин, решил я. 
 
Обойдя два местных магазина и не обнаружив там деда, я пошёл в банк. Сегодня был вторник, значит, выдают пенсии. 
 
У дверей банка стояли дети и подростки с пакетами. Бело-зеленое здание то забивала, то опустошала толпа белоголовых пенсионеров, с переменным успехом не расталкивая друг друга. В помещении оказалось душно. Синяя дымка витала над этими непроходимыми белыми грибами. Но не смотря на все трудности, я разглядел своего деда. Это был в точности я через пятьдесят лет. В нас было много схожего: густые брови, привычка расчесывать волосы на правый бок, немного выделяя пробор, медвежья походка, медленная раскатистая речь, непринужденный стиль в выборе одежды и, самое главное, что отличало нас двоих от остальной родни — неизмеримая мириадами любовь к женщинам. Он проявляет внимание и заботу ко всем женщинам по привычке, — то пальто поможет надеть, то руку совсем незнакомой бабульке, выходящей из автобуса подаст, или же молоденькой madam. — а я такую важную привычку ещё выработал. Не может у меня уложиться в голове: как женщина может столько требовать? Цветы, конфеты, прочие игрушки, нескончаемое ухаживание. Ну уж нет... 
 
А ещё мы имели одно имя на двоих: Николай. 
 
— Здорово, — протянуло мне руку моё седое будущее. 
— Здорово. 
— А ты чего, прям сюда пришёл? 
— Ну как видишь. 
— А я за пенсией ходил. 
— Понятное дело. Много ль дали? 
— Да... — махнул дед рукой. — На хлеб хватит, на масло не считал. 
— И то хорошо, — завершил я разговор со своим бедным будущим. 
 
Два двора для деда послужили не малой преградой для пункта назначения — дома. Мы решили остановить свой путь на лавочке у подъезда. Дед курил, а я сидел рядом и изредка поддакивал на его рассказы. 
 
Тут начали один за другим вырастать белые грибы из балконных окон. Они стояли точно в вертикаль и закуривали кто спичками, а кто зажигалкой: «щёлк». Поочерёдно поздоровавшись с дедом, они начали делиться последними сводками новостей. 
 
— Коль, — начал один из грибов. Мы одинаково развернули головы в диагональном направлении. — Давно мы с тобой не сидели, не общались. Всё мимо проходишь. 
— Да времени нет. Мне надо то в гараже крышу крыть, то тут же бежать к внучке на выступление в садик. Ни на что времени нет. 
— Да-да. Сейчас же сел на лавку-то. 
— Ну, Григорич, я же так, просто посидеть. 
— Да какая разница? — размахивал Григорич руками в стороны, высказывая своё негодование. 
— Ну... 
 
Мы сидели в неловком молчании несколько минут, пока Григорич снова не начал: 
 
— Коль, — мы опять повернули свои головы. Одна седая, вторая русая. — Вот мы с вами сделали расширенную площадку для машин, — он показал пальцем на стоянку. Я заценил. Проёмы, которые раньше были между посадочными местами, засыпаны песком и камнями. — Теперь надо бы что-то с крышей сделать. Летом можно посидеть да от дождя хорошо. 
— Ну да. Это надо всем спуститься и нашим партсобранием обсудить. 
— Хех, здорово мы эту администрацию поставили на место, а? Помнишь, в девяносто седьмом? А сейчас как? 
— Помню... Есть ещё порох в ягодницах. 
 
Они засмеялись заливными старческим смехом, а потом так же задорно выплёвывали мокроту. Григорич попрощался и ушёл. 
 
— Эт чё, сын твой? — спросила другая голова. 
— Это? — повернулся на меня дед. — Внук. Мой внук. 
— А сколько лет? 
— Ни наю. Я не считаю. Сколько есть — все его. 
— Так, подожди. Это получается, у тебя три внука? 
— Четыре. 
— О... а у меня пять! — гордо заявила голова и хлопнула по балкону, ликуя. — все отслужили, все боксёры. Красавцы. Ну а у тебя... детский сад. Внучек сколько? 
— Две. 
— Ох... — тщеславно зябнул он и почти забился в экстазе. — У меня три. Делаем подсчёт. Итак, у меня — пять внуков, три внучки. У тебя... ну по моим расчетам, ты проиграл, Мартемьянович. 
 
Дед скривил гримасу, будто его это задело: 
 
— Вов, ну ты же старше меня, лет на тридцать... 
— Чего? 
— Говорю, ты меня старше на тридцать лет. Так что не сравнивай. 
— Ой... — покатился бас по дворику. 
— ... 
 
Присоединился третий курильщик с балкона: 
 
— Опять внуками меряетесь? 
 
Все засмеялись. 
 
— Ладно вам. Мужики, вы вообще газеты читаете? Моя достала, блин. Купи газету, купи газету. Все новости уже в интернете давно!.. 
— О! — перевёл на себя внимание не унимающийся Вова. У него был наглый донской акцент с хрипотой. — В пятьдесят восьмом году, в Молдавии, когда были на медосмотре в военкомате, произошёл такой случай. Подходит толпа к одному врачу, а там он разворачивает пацана и просит его раздвинуть ягодницы. Он раздвигает, врач от него отпрянул и говорит: «Молодой человек, вам бы газетой пользоваться», а он ему: «А зачем мне газеты? Я не грамотный». Мы все, как заржём! 
 
Заржали и мы. 
 
Старики попеременно делились новостями и курили. Докурив сигареты, они галантно прощались и растворялись за закрытыми окнами. Докурил и дед. Мы медленно пошли. 
 
— Уже пошёл? — спросил последний гриб, который ещё возился с бычком. 
— Некогда мне с тобой лясы точить. — отрезал дед. 
— Ну, ладно... 
 
Открывая дверь, дед шепнул мне: 
 
— Только детей-то у него четыре, а у меня три. Вот и думай, Колёк… 
*** 
 
Мы зашли домой. Дед предложил чаю, но я отказался. Всё-таки для него пироги; не хотелось, тем более дома меня ждали две тарелки этой выпечки. Посмотрели по телевизору какой-то ужасный сериал по «нтв» и я понемногу начал собираться. 
 
— Смотри, не опаздывай. В вечернее время автобусы хреново ходят, — предупредил меня дед. 
— Хорошо. — пожал ему руку и ушёл с банкой молока в рюкзаке. 
 
написано: 1.08.19. 
отредактировано и воплощено в жизнь: 31.07.21.
51
Еще
11.09.2021
Мы будем говорить правду. И только правду, как в американском суде 
 
Александр Бубнов, советский футболист 
 
Дорогая Узница Совести, я невероятным образом проебался, хотя всегда держу дни рождения дорогих мне людей в голове. Но так вышло, что я просто забыл. Такое бывает. Сегодня 12 день как я не пью, не курю, не нюхаю и не колюсь. Я хороший мальчик. 
Короче, с днем рождения! 
Всегда говорил: лучший подарок тот, который спизжен своими руками. Но это пройденный этап. Я хочу посвятить не просто...
14.08.2021
А чем деревня отличается от города? В деревне на каждом шагу натыкано по пивнухе и аптеке. Что касаемо города, то там — те же пивнухи, аптеки и – букмекерские конторы. Поэт, недавно заделавшийся писателем, ставший одним из нас, на удивление не неудачник, Серёжа Воробьев вам скажет: «И ломбарды. В городе полно ломбардов!». 
Но меня ломбарды не интересовали.  
Я делал ставки в интернете на футбольные матчи. Первые вложенные 500 рублей я отбил, вывел 1500, а остальные слил; я азартный человек.  
И...
29.07.2021
Мне девятнадцать, и я не знаю, что такое любовь. Хоть я и писатель, такие ребята как я, должны об этом знать, ведь о любви мы пишем в рассказах, стихах и романах (последнего пока у меня нет). Но никто не может дать точного определения любви. Бесконечные отсылки на античность, тихое шептание в повестях, какая-то отсебятина. И, следовательно, если ты писатель, значит ты пиздабол. Пиздабол по определению. Ого. Microsoft Word часто подчеркивает мои слова красным курсивом, показывая какой я...
20.07.2021
Перед сном я всё чаще вспоминаю пересказы родителей о моих детских фантазий: «Мам, пап, когда я вырасту, у меня будет четыре дитя, два мальчика и две девочки. Старшие будут помогать нам с женой, а младшенькие вам. Сейчас вы ещё не старые и сильные, но потом вам понадобится помощь, будем отправлять их к вам на выходные. Здесь воздух чистый, а в Москве плохой. Будет два джипа, на одном буду ездить на работу, а на втором через всю Россию к вам, в деревню. Два гаража будет. Два телефона...», я...
Другие авторы
19.02.2020
Северный ветер поднялся с обеда шестого января, превратив затянувшуюся осень - сырую и промозглую - в какое-то подобие зимы. К вечеру лужи на улицах заблестели льдом, на непривычной к морозам вечнозелёной траве засверкали гроздья наледи. Комья грязи затвердели, сделав проходимой улицу Заречную, а в воздухе показались снежинки. 
 
Такие перемены если и создавали праздничное настроение, то только не в душе Ивана Созополова. Иван Созополов был мрачный тип с вечно нахмуренными кустистыми бровями и...
09.11.2020
Живу среди людей я, 
Хожу точь-в-точь, как люди, 
Дышу и говорю, люблю я, 
Но призрак я по сути. 
 
Я призрак, меня почти что нет. 
И с каждым днём я всё прозрачней! 
Но ни за что не сдамся, нет! 
Я жить хочу! Что жизни может быть прекрасней? 
 
Я никогда не перестану верить, 
Пусть пропаду я, пусть умру! 
Но до последнего надежду буду я лелеять  
На жизнь земную, не в раю, и не в аду! 
 
11.02.2020
Нет лучшего места для учителя, чем школа ночью. Это я вам как учитель говорю. Пустые кабинеты, гулкие коридоры и ни одной живой души. Школа живет своей, тайной, жизнью. Она издает звуки, неслышимые днем. Размеренно тикают часы в холле. В такт им капает вода из подтекающей трубы в открытом подвале. Время от времени бьет крыльями голубь, залетевший в отдушину двадцать седьмого кабинета. Школа, лишенная будничного шума, обретает магическую притягательность. И я околдован ею. 
 
Как я, учитель...
13.05.2021
Я трус и ничтожество, 
Меня в мире множество, 
Я лица меняю, что в воду смотрю. 
 
От края до края, от лета до лета, 
Меня беспокойство преследует это, 
Меня так волнует, как щелочью жжёт, 
Осознание того, что меня вскоре ждёт. 
 
Унылый, постылый, ненужный и лживый, 
Отравленный скорбью к своей же мечте, 
Оставленный навзничь под солнечным ливнем, 
В котором всё ярче чернеешь к себе. 
 
Покинутый, в доме кишащем народом, 
Забытый, вниманием весь облечен, 
Немой, исполняющий громкую...