Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Кристина

Автор: Sergey Zhukovsky
13.07.2021
Жасминка, завороженно глядя, как Сергей уплетает блинчики с грибами и капустой, осторожно налила в большую прозрачную кружку заварку и кипяток.  
– Вкусно?  
– Угу… – жуя, кивнул Сергей. – Очень. Где покупала? В какой кулинарии?  
– Нигде… – девочка помолчала. – Сама наделала. Блинчики, в смысле. А белые грибочки и тушёную капусту – на Демидовском… Где и – всегда… А пока ты спал, нажарила и нафаршировала… Покупала… Я такое могу сварганить для моего Серёженьки – пальчики оближешь…  
– Если передумаешь идти в актриски, – улыбнулся Сергей, – можешь свой кафетерий забабахать… Или – кафешку…  
– Ещё положить, да? – кладёт Сергею в тарелку два блинчика. – Ещё парочку, да, родненький? Они – вкусные, когда свежие… С печки… А когда полежат, вянут чуть… Кушай, мой родной… Ты столько трудился… Целый день… Надо хорошенько покушать…  
– Ты и впрямь… – Сергей, жуя, глянул на девочку. – Мамочкой становишься… Нашу детку закормишь…  
– Знаешь, Серёж… – серьёзно заговорила Жасминка. – Ты только не обижайся, да? Не будешь обижаться? Да, наверно, мамочкой становлюсь… Что-то такое наша детка во мне со мною делает… Какой-то другой я становлюсь… Другой Жасминкой, понимаешь?  
– А что я тебе говорил? – Сергей отпил чая. – Ребёночек в тебе будет расти, и ты меняться станешь… Уже и грудка подросла… И – животик…  
– Нет, не только грудка с животиком… – девочка помолчала. – Я к тебе… Я тебя по-другому чувствовать стала… По-другому относиться… Да, ты – дивный, сильный парень… Мой потрясающий мужчина… Но и… Как-то… Ребёнком большим стал… Становишься…  
Жасминка тихо хохотнула.  
– Я тебя, как мать, начинаю чувствовать… Чудно, да? Так должно быть? В этом ничего нет? Ну, не знаю… Странного… Плохого… Тебе не неприятно это? Скажи. Я сама этого пугаюсь… Не сильно, но пугаюсь… Такая вдруг нежность к тебе нахлынет, что… Что просто хочется тебя всего обнять… Всего согреть… Успокоить… Приголубить…  
Сергей, перегнувшись через стол, поцеловал девочек в висок.  
– Нет, моя нежность… В этом ничего плохого нет… Просто в тебе пробуждается новая, неведомая тебе женщина… И эту женщину зовут мама… А для мамы все её близкие – дети… Свои родные дети… Обнимай меня… Всего… Согревай… И голубь… И…  
Сергей встал из-за стола и прикоснулся губами к макушке Жасминки.  
– Не таи в себе ничего… Мы – одна семья… Одно целое… И каждый из нас – часть другого… Спасибочки, родная… Блинчики были восхитительными…  
– У меня… девочка растерянно пожала плечами. – Не знаю… Всё меняется каждый час… Вот утром так тебя захотела, так захотела, что… А сейчас… Как-то всё – по-другому… Ну, как может мама любиться со своим сынком? О, Господи… Сама не знаю – что говорю… Скорей бы уже родить…  
Сергей улыбнулся.  
– Не ты родишь. Мы родим. С тобой. Вместе. У нас всегда всё будет вместе. Только вместе. И всё у тебя восстановится. И обо всех своих страхах забудешь. И будем любиться с тобой, как любились… На всю ивановскую… Ты ещё больше женщиной станешь, когда родишь… Грудкой откормишь… И так меня будешь хотеть, что все камасутры от зависти позеленеют…  
– Ой, Серёж… – Жасминка помолчала. – Ты как начнёшь говорить… Со своей этой улыбкой… Демонской… Так я вся закипаю…  
Девочка вдруг замерла, зажала рот ладонью и опрометью бросилась в ванную.  
– Вот… – подумал Сергей. – В третий раз – в первый класс… Ничего… Выносит… Токсикоз скоро пройдёт… Выносит и родит… Как – миленькая… И снова стану папочкой… На – шестом десятке… А, может, через годика три-четыре ещё и братика-сестричку нашему чаду забабахаем… Чем чёрт не шутит? Если – не загнусь… Если – новый инфаркт не стукнет… Нет. Нельзя загибаться. Только жить начал. Только полюбил. Только всё началось… Счастье началось…  
Сергей медленно прошёл коридор, гостиную и,
стр. 1 из 9
188
Еще
27.10.2021
Тёмно-вишнёвый, с жёлтыми бликами горящих фонарей – на блестящем лакированном кузове «Mercedes GLA» аккуратно катил по запруженной автомобилями дороге. Девушка, за рулём кроссовера, зябко повела плечами. 
– Не, мои точно рехнулись… Оба… И – мамка, и – папка… Оба рехнулись… А Жасминке потом всё это… Братец дорогой от них слинял… Куда-то… В Сочи, вроде… Стал отдельно жить… И папка с мамкой опять грызться стали… А теперь вообще чёрт знает что придумали… Надо ж такое придумать… 
Девушка покрутила...
24.08.2021
Сразу скажу: раз двадцать или тридцать. Точно уже и не помню. Но вот один день, который, казалось, тянулся несколько суток, запомнился навсегда. Февраль 1989-го. Стужа – под 30 вдруг сменилась почти весенней оттепелью, градуса 2-3, кажется, и мы тихим караванчиком (автобус с актёрами, автобус с обмундированием, оружием, боеприпасами, лихтваген, каверваген, автобус с реж-постом, опер-постом, худ-постом, и прочим начальствующим составов киностудии «Беларусьфильм) ранним зимним утречком...
16.08.2021
А мой Питер – это не разводные мосты, не белые ночи, не шпиль Адмиралтейства, не Чижик-пыжик, не Сенатская площадь, не променад по Невскому, не «Медный всадник» и даже не Мойка, 12, где в страшных муках помирал Пушкин. 
 
Мой Питер – это колодцы проходных дворов, где, едва задираешь голову, как тут же проваливаешься вверх, в молочно-бирюзовый многогранник свежего августовского неба. 
 
Мой Питер – это горьковатая взвесь утреннего летнего тумана, которую пьёшь маленькими глотками, а выдыхаешь...
07.08.2021
лик подставляю солнцу 
 
лик подставляю солнцу 
выскользнувшее прядью 
день изошёл бронзой 
и замшевел патиной 
 
суть осязаю суток 
помнить невмочь счёта 
ночь начинает утро 
снова багрово чёртово 
 
вечер растрёпан ветром 
хлюпает в сердце осень 
выкурил сигарету 
и не родился вовсе 
 
или прожил вечность 
либо мгновенье йоты 
где то в пути Млечном 
рядом с бемолем ноты 
 
нет не бемолем болью 
да иногда фантомной 
от лобовых любовей 
помню лишь стены комнат 
 
прочего нет прочее 
вычеркнуто...
Другие авторы
22.09.2020
Тезис Людвига Фейербаха. О совести  
 
Совесть представляет вещи иначе, чем они кажутся; она микроскоп, который увеличивает их для того, чтобы сделать отчётливыми и заметными для наших притупившихся чувств. Она – метафизика сердца. 
 
Комментарий 
 
[Я]. Замечательно: материалист Фейербах апеллирует к метафизике сердца! 
[ОНО]. Однако, совесть действительно порождение нравственности, а нравственность – космический закон. 
[Иван Алексеевич Сикорский]. Совесть есть...
02.08.2021
Низкую молочную облачность внезапно пронизали жаркие струи ослепительного весеннего солнца. Виталий придавил бьющегося барашка к изумрудной траве и одним быстрым движением полоснул ножом по горлу. 
– Вах… – Ираклий остановился на крыльце небольшого деревянного дома. – Джигит… Аксакал учил? Так – баран резать? Много баран резать? 
– Много… – улыбнулся Виталий. – Ну-ка, стой. Не двигайся. 
Ираклий замер. 
– Что? Стоять? 
Виталий пучком травы аккуратно вытер окровавленную сталь и вдруг с силой...
05.11.2020
 
Танцующим шагом тень скользит по земле, 
касаясь рукою холодного камня и мостовых... 
Тень идет круглый год, и в июле, и в январе, 
Считая мертвых и живых. 
 
Кровавым плащом бархат ложится на плечи, 
от этого красного бархата уже не сбежать! 
О, бедный автор, твой дождь не стал вечным, 
Приходит пора умирать. 
 
Эхо времен отражает тень, и к автору бредет, 
последний оплот сопротивления силе... 
Всё рушится и остаётся прозрачный лед, 
На заброшенной могиле. 
 
Автор падает - бархат с плеч...
12.09.2020
Мороз и солнце; день чудесный! 
Еще ты дремлешь, друг прелестный - 
Пора, красавица, проснись: 
Открой сомкнуты негой взоры 
Навстречу северной Авроры, 
Звездою севера явись! 
 
Вечор, ты помнишь, вьюга злилась, 
На мутном небе мгла носилась; 
Луна, как бледное пятно, 
Сквозь тучи мрачные желтела, 
И ты печальная сидела - 
А нынче... погляди в окно: 
 
Под голубыми небесами 
Великолепными коврами, 
Блестя на солнце, снег лежит; 
Прозрачный лес один чернеет, 
И ель сквозь иней зеленеет, 
И речка...