Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Братья

Автор: Sergey Zhukovsky
30.11.2020
А за Верку Невзорову Антон с Колькой бились смертным боем. Нет, поначалу было всё чинно. От Веркиной хаты до амбулаторно-акушерского пункта девушку провожал Антон: плечистый, высоченный, в новой заморской сиреневой нейлоновой рубашке и галстуке с папуасами, а вечерком у пункта Верку уже поджидал Антошкин братец – коренастый, с багровой жилистой шеей и громадными ладонями Колька. Дома Кольку, правда, ждал Антон. С колуном. Оглоблями. Вилами. Брёвнами из поленницы. И, хотя бились отчаянно, с запалом, увечий как-то себе не оставляли: разве что – синяки на скулах и ссадины на локтях. 
 
Тощенького агрономчика братья от Верки, кстати, сразу отвадили. Просто в обеденный перерыв взяли под локотки и окунули в яму с навозом. Агрономчик отмылся и исчез. 
 
А потом повторялось всё сызнова. Антон, нарядный, важный, нёс подмышкой Веркину сумку и осторожно поддерживал девушку под локоток. А обратно Веркину сумку уже нёс Колька. А Антошка, весь белый от злобы, ждал брата дома. Нет, правда, пару раз прокрался кустами вдоль дороги: не целуются ли? Нет, не целуются. Но вечерком колуны легче не были, а вилы – менее острее. Мать, слава Богу, давно померла. Сразу – за отцом. И никто, кроме напуганных кур, не мог слышать – как два брата выбивают друг из друга дух. За то, что Антон два раза посмотрел на бледную Веркину родинку у края верхней губы. За то, что Верка улыбалась, когда Колька по дороге хохмил. За то, что…А потом уставали. Мирились. Хлопали по чарочке. И заваливались спать. Потому что с утра – на работу. Антошке – ковыряться в проводке свинофермы, а Кольке – рыть бульдозером траншею. Под газопровод. Который запланировали лет десять назад, но труб везти не торопились. И – то: какого чёрта нужен газопровод на пятнадцать хат да полтора десяток свинок? Разве что – «бабки» отмыть под строительство. Так, видно, отмыли под нечто другое, менее видное да более прибыльное. 
 
Словом, никто позора братьев не видел. Ну, побьются. Ну, выпьют и помирятся. Проводка ж в свинарнике – дай Боже, и траншея под газопровод растёт! 
 
Но этой весной Колька не выдержал. Вылил на себя весь одеколон, нарвал душистой мягкой сирени и заявился к Верке. В воскресение. За столом уже сидел наряженный Антон и молча наливал в жёлтый фужер армянский коньяк. 
Верка долго молчала. Так долго, что Колька успел налиться пунцовой злобой, смертельно побледнеть и снова покраснеть, как варёный рак. А у Антона в руке звонко лопнул фужер с коньяком. Верка метнулась с полотенцем, вытерла коньячную лужицу, бросила полотенце в сени и выбежала на улицу. 
 
А в августе вышла замуж. За агронома. Родила двух деток: мальчика и через два года – девочку. Сельский участковый Владимир Кузьмич раз пять заезжал в их хату. Брать показания. Но показания были одни и те же. Не знаю, не видела, давно. 
 
А в сам дом братьев участковый заходить боялся. Нет, один раз, правда, зашёл. С понятыми. И тут же унёсся прочь. На улицу. Словно ветром его выдуло. И самих братьев с той весны никто не видывал. Ни на работе, ни во дворе, ни в клубе. Нигде. Были два мужика. И пропали. Начисто. Нет, конечно. Возбудили розыскное дело. Поопрашивали знакомцев-приятелей. Подшили к делу несколько бумажек. Но на том и заглохло. Заросло пылью. И – клейкой паутиной. На третьей справа полке кабинета дознавателя. 
 
Так дом и стоял: с распахнутой тяжёлой дверью, увесистым колуном – во дворе, оглоблей – с тремя чёрными запёкшимися пятнами Колькиной кровушки и бирюзовой ситцевой Веркиной косынкой – на крае одного из наличников. Как-то Верка вынимала из не послушных каштановых волос шпильки, дала Кольке подержать косынку да и забыла потом о ней. А Колька, паршивец, не вернул.
981
Еще
27.10.2021
Тёмно-вишнёвый, с жёлтыми бликами горящих фонарей – на блестящем лакированном кузове «Mercedes GLA» аккуратно катил по запруженной автомобилями дороге. Девушка, за рулём кроссовера, зябко повела плечами. 
– Не, мои точно рехнулись… Оба… И – мамка, и – папка… Оба рехнулись… А Жасминке потом всё это… Братец дорогой от них слинял… Куда-то… В Сочи, вроде… Стал отдельно жить… И папка с мамкой опять грызться стали… А теперь вообще чёрт знает что придумали… Надо ж такое придумать… 
Девушка покрутила...
24.08.2021
Сразу скажу: раз двадцать или тридцать. Точно уже и не помню. Но вот один день, который, казалось, тянулся несколько суток, запомнился навсегда. Февраль 1989-го. Стужа – под 30 вдруг сменилась почти весенней оттепелью, градуса 2-3, кажется, и мы тихим караванчиком (автобус с актёрами, автобус с обмундированием, оружием, боеприпасами, лихтваген, каверваген, автобус с реж-постом, опер-постом, худ-постом, и прочим начальствующим составов киностудии «Беларусьфильм) ранним зимним утречком...
16.08.2021
А мой Питер – это не разводные мосты, не белые ночи, не шпиль Адмиралтейства, не Чижик-пыжик, не Сенатская площадь, не променад по Невскому, не «Медный всадник» и даже не Мойка, 12, где в страшных муках помирал Пушкин. 
 
Мой Питер – это колодцы проходных дворов, где, едва задираешь голову, как тут же проваливаешься вверх, в молочно-бирюзовый многогранник свежего августовского неба. 
 
Мой Питер – это горьковатая взвесь утреннего летнего тумана, которую пьёшь маленькими глотками, а выдыхаешь...
07.08.2021
лик подставляю солнцу 
 
лик подставляю солнцу 
выскользнувшее прядью 
день изошёл бронзой 
и замшевел патиной 
 
суть осязаю суток 
помнить невмочь счёта 
ночь начинает утро 
снова багрово чёртово 
 
вечер растрёпан ветром 
хлюпает в сердце осень 
выкурил сигарету 
и не родился вовсе 
 
или прожил вечность 
либо мгновенье йоты 
где то в пути Млечном 
рядом с бемолем ноты 
 
нет не бемолем болью 
да иногда фантомной 
от лобовых любовей 
помню лишь стены комнат 
 
прочего нет прочее 
вычеркнуто...
Другие авторы
27.03.2020
Часть 16. Афоризмы-Размышлялки.  
 
И в пустой голове много чего напихано. 
© 
Невежество – самодостаточная некомпетентность. 
© 
Точка зрения смотрит в одну точку. 
© 
Чем глубже копаешь, тем дальше от очевидности дно истины. 
© 
Авторитет – доверие в кредит. 
©  
Как СМИ расскажут, так тому и быть. 
© 
Миф - пожиратель фактов и мифов. 
© 
Факты говорят за себя, а люди – за факты. 
© 
Не знание, а мнение на троне. 
© 
Знание начинается с интуиции и кончается...
24.02.2020
По ту сторону 
Река сильно шумела. Местами, на перекатах, небольшие волны подбрасывали вверх мелкую рыбёшку. Солнце игриво отражалось в прозрачной воде. Тополиный пух плыл по течению. 
Два человека медленно шли по берегу. За плечами у них были большие коричневые рюкзаки. В руках охотничьи ружья. Расстояние между ними увеличивалось, так как один из них, что был в красном комбинезоне, остановился возле ивы, ветви которой были опущены в воду. Возможно он увидел в воде щуку и стал наблюдать за...
24.02.2020
Закрывайте дверь 
Он прислушался. Да, точно. Сомнений быть не могло. По ту сторону двери кто – то был…  
Он откинул тяжёлое ватное одеяло и хотел уже было встать с дивана, но остановился. А что если… Если… Если… Если ему показалось? Ага, как же (уже четвёртый день кажется). По спине пробежала небольшая волна дрожи. Он опять прислушался… 
Интерьер однокомнатной квартиры, в которой он жил, в полумраке выглядел уныло. Большой шкаф – купе на всю стену, компьютерный стол и стул, диван, на котором...
12.02.2020
Времена настали трудные, а знание оскудело. Те немногие, кто пережил Великую Скорбь, были отброшены на столетия назад в своем технологическом и интеллектуальном развитии. Книги стали полуразрушенными артефактами, а учителя — статистическим нулем. Человечество оказалось на грани полного и необратимого забвения. 
 
*** 
Ученик склонился перед Учителем в глубоком почтении. 
 
— Я… ловить зайца… в снедь, — запинаясь произнес он и протянул окровавленный сверток щуплому лысоватому мужчине лет...