Загрузка...
BookChat
Наверх
 
 

Баг

24.02.2020
Часть 1  
 
По-над утром в три часа соседский пес бомбил спящую округу с монотонным равнодушием на людское своё низкое «бов-бов». Каждые секунд двадцать. Без перерыва на обед. То ли хозяева оставили ему мало жрачки, то ли по каким-то срочным своим делам отбыли, но вся округа Рахманинова поминутно, словно их проиграли в какую-то неведомую игру, вздрагивала и злилась. Те, кто проснулся и нервно теребил в руках будильник, пытаясь высмотреть сквозь сонный выщур стрелки цифери, и те, кто уже не спал, тихо матерясь в безветренное пространство своих роскошных домов.  
 
Пёс же продолжал методично брехать своё гулкое «бов-бов» в округу, невзирая на людские регалии. А дома подобрались все, как один: прокурор, депутат, два генеральных, директора и прочие. Ему было по-псячьи плевать, что глубокая ночь. Люди в темноте тихо зверели и придумывали жуткие картины расправы. Пятнадцать элитных домов, находящихся в эпицентре этой собачьей вакханалии не спали, и упражнялись в изощренных актах возмездия.  
 
Самым простым и гнусным решением плюхнуло в голове у Ремизовой, в доме с башенками и высоким забором. Одинокая и и несвежая, как хурма в последний день распродажи, вдова-генеральша решила напичкать колбасу мышьяком и швырнуть за забор негодяям соседям. Оправдание одно: вторую ночь кряду этот собачий беспредел - как лить кислотой на оголенный мозг. План дозревал недолго, ближе к рассвету она с прилежностью ученицы химиии нафаршировала дешевую колбасу отравой, и тихонько, прикрываясь бледнеющей темнотой, зашвырнула корм за соседский забор.  
 
Наступило утро, и невыспавшиеся, объединенные общей бедой, поплелись в кабинеты разводить своих секретарш на кофе, с хмурыми лицами и нехорошими совсем мыслями.  
 
Управляющая фермой «Кубанский хутор», крупная женщина с глазами, как у героини мюзикла Нотрдам Де Пари, проживающая в замке и огороженная от злополучной собачки общим забором, все утро названивала в службы с целью устранить этот беспредел чужими руками, дабы выспаться в эту ночь во что бы то ни стало. Но ни участковый, ни служба по отлову собак никакого внятного ответа дать не смогли, и ровно в три часа ночи все частные дома на Рахманинова снова вздрогнули.  
 
«Бов-бов». Пёс методично измывался над спящей округой. «Бов-бов». Часа через два не выдержал Величко, руководитель большого предприятия, и его зычный мат полетел над крышами моднявых, разнокалиберных черепиц: «Кто-нибудь заткните эту суку!», и саданул из двух «ижевских» стволов шрапнелью по соседским воротам. Эхо от выстрелов поломало остатки тишины, и ночь неумолимо покатилась в сторону рассвета.  
— Скоты! Нелюди! Твари! Животные! - шлёпал Величко босыми ногами по сквозняку в сторону кровати в надежде на поспать.  
 
Но пёс словно и не заметил, что в хозяйские ворота что-то ударило медью и продолжал своё монотонное «бов-бов», как по таймеру.  
 
Часть 2  
 
Капитан Шеметов сидел в своём кабинете. Его совсем недавно понизили в звании и на время служебного расследования «спрятали» в участковых. Шеметов взяток не брал, Шеметов за державу радел. Совсем недавно дядя Коля, как его уважительно называли все уголовники, напился и устроил дебош. И не где-нибудь в ближайшей рюмочной, а в здании генеральной прокуратуры города.  
 
Николай Шеметов был опер матерый и злой. И очень не любил, когда пресловутое уголовно-процессуальное законодательство плевало на добытые с большим трудом улики и по звонку «сверху» выпускало на свободу сынков мира сего.  
 
Опер сидел за компьютером. В его маленьком кабинете все было завалено бумагами, и его миссия заключалась в том, чтобы все их занести в компьютер. В кабинете было тихо.  
Только звук старенького процессора, и жужжание огромной мухи, категорически не желающей проваливаться в спячку и настойчиво искавшую своей головой выход на улицу. Стекло вибрировало. Опер зло бил толстыми пальцами по клавишам и ненавидел этот кабинет, участкового, которого он очень бы хотел сейчас взять нежно за шиворот и усадить за этот липкий стол.  
 
Брякнул старенький проводной
стр. 1 из 4
2.3К
Еще
05.11.2020
Поезд, который все называли «Бродяга» пришел под вечер, с опозданием аж на четыре часа, чего раньше в Терновом не бывало. Точнее сказать остатки поезда, - два вагона с живыми людьми, и вагон с теми, кто еще совсем недавно был живым. Этот вагон уцелевший помощник машиниста отцепил на дальняке, возле Кашиной Вязи, и теперь его тянули лошади-тяжеловозы. 
Двадцатидвухлетний Лахи привел «Бродягу» под утро. Совсем седой. Первые петухи, словно свидетели адовы, возглашали новое утро, и шедшие впереди...
17.02.2020
Витя вывалился из обыденной благопристойной схемы "дом-работа". Случилось это незаметно. Он и сам не понимал как. Из всего скарба остался черный полиэтиленовый пакет со сменой белья да чудом сохранившийся диплом о высшем образовании на имя Чернова Виктора Васильевича. Виктором Васильевичем его уж давно не звали. 
 
Да и Витя не звали - некому было. Не бухал он принципиально. Жил один. Общество изгоев сторонилось его, так же как и добропорядочные граждане. 
 
Витя обитал в районе Измайлово. Там...
Другие авторы
13.05.2021
Боль, вытекает из дробного мозга, 
Снедая всё тело: от плеч и до пят. 
Мне дай подышать ещё, воздухом рая, 
До жуткой поры, где я буду распят. 
 
И слышится звон, что мелодия дрозда, 
В ушах, неположенных мне. 
Медянка от жизни в руках скупердяя, 
Схоронена с глаз, и сокрыта во мгле. 
 
Вставать – непосильный и бременный труд, 
Неоплаченный счастья вендеттой. 
Для меня, мой уставший, медлительный друг, 
Он всегда был похожим на это. 
 
Отдохнуть бы: не часом от часа, 
Не от завеси век, и к...
07.02.2021
Дни летели, будто осенью листья с деревьев, плавно в танце кружась и беспорядочно покрывая землю. Так и жизнь плясала и пела, пока по небу летела, но потом к земле прилипала и застывала, словно вечная память на пестрых листах. Ну, а пока, набирая все больше силы, жизнь и не думала о кончине, и бесконечным казался ей этот полет… 
- Привет, Василь! Дружище, фантаст! И какую премудрость твоя светлая голова нафантазировала на злобу грядущего дня? – поинтересовался его закадычный...
26.01.2021
День пропал наконец-то, 
Ночь тянулась протяжно, 
Рифмовался от сердца, 
Строчек столбик бумажный, 
Плыли строки о лете, 
В голубом небосводе, 
И милей нет на свете, 
Говорить о природе, 
Дождик теплой капелью, 
Целовался с лугами, 
Что зеленой постелью, 
Разлились под ногами, 
Столбик радуги нежной,  
Озарился цветами, 
И туманы прилежно, 
Поднимались местами, 
Воздух трав многоцвета, 
Наполнял ароматы, 
Где земля от рассвета, 
Растворялась в закаты, 
День пропал наконец-то, 
Ночь тянулась...
10.02.2020
Она зашла, спросила: "Можно чаю?", 
Смотрела на меня и улыбалась... 
Следила, как заварку наливаю, 
Рукой о стенки чашки обжигаясь... 
 
Она пила короткими глотками. 
Молчала. Ничего не говорила... 
Лишь иногда зелеными глазами 
Мой интерес задумчиво ловила... 
 
"Еще налить?", "Спасибо, я согрелась. 
Я просто так зашла - замерзла очень! 
Ну, все, пока. Я что-то засиделась. 
Ты видел, как прекрасна эта осень?" 
 
"Останься, - прошептал - я так скучаю..." 
Она опять задорно засмеялась: 
"Я...