Загрузка...
BookChat
 
 
@oblong_box
Продолговатый Ящик
Пользователь пока предпочел не рассказывать о себе. Вы можете попросить его рассказать о себе.
3 публикации
0 подписчиков
Поделиться страницей
08.03.2020
 
Профессор Бодулин вошел в осенний лес. Деревья мирно покачивались, всюду веяло спокойствием. Тянуло в раздумья и созерцания красот нерукотворных. Листва шуршала под ногами, листва, умирая, пела свою балладу. Бодулин увидел пень. Он раскорячил свои гнилые корни за могучими, молодыми березами. Нагло и деловито. Кусок обосновавшейся трухлятины. 
 
Гримаса Бодулина из некрасивой превратилась в омерзительнейшую. Он изогнулся, тонко запищал и прыгнул. 
Молотя ножками о землю, профессор Бодулин, ломая ногти пальцев рук, отчаянно выдирал пень. 
— Отсю-ю-юда! Наху-у-уй отсю-ю-юда! — кряхтел он. 
 
Крякнув, пень поддался. Схватившись за корни, профессор поволок его вон из лесу, похохатывая и всхлипывая. 
 
В сумеречной прохладе пень, обильно напичканный камнями, удушливо хлюпнув, утонул в пруду. 
 
Профессор Бодулин, возлегши на шершавом склоне, наслаждался лесом. 
 
II 
 
Серж воровал со стройки кирпич весьма продуманно. Один крал за пазуху, еще два мелко крошил и ссыпал по карманам....
61
04.03.2020
Балабановский трамвай, позванивая, пересекает проспект. 
 
В это время, из села Вагиново, на лыжах, выехала группа лиц. В спину им нагнетала тяжесть известной поговорки, в шары светило солнце, а впереди маячила перспектива. Она явно была весомой, потому как из Вагиново настолько эффектно не выезжали никогда. 
 
Группа лиц была молчалива, чмыревата, пугала зайчишек запахом житейского опыта и вынуждала глухарей зарываться ещё глубже. Лыжники были обряжены в скоморошечью рванину, на плечах их покачивался гроб. В гробу покоилось соломенное чучело. Впереди, в версте от лыжников, кто-то похожий на медведя ломился сквозь лесную чащобу и, время от времени, ошарашивал небо залпом сигнальной ракеты. Картину прекрасно бы дополнял волчий вой, но в Вагиново всегда было настолько тепло и темно, что они предпочли всегда находиться там. К тому же, местные волки боялись других, чужих волков. А, как говориться, волков бояться — в лес не ходить. Да и какого черта там делать. 
 
* * * 
 
Мамлеевские...
66
23.02.2020
Всюду мелькали сусала угрюмого сброда с неоперабельными пороками. Словно каким-то чудом персонажики Херлуфа Бидструпа высыпали в эти тесные коридоры. Толчея сотрясала жир, гремела костьми и дурно пахла. 
 
Павел Грибнов активно работал локтями. Ему не то чтобы хотелось урвать первым, просто смешаться с массой вполне плясало перспективой гибели. Масса злобно противилась и издавала звуки враждебные. 
 
— В колумеллу сейчас лупану! С ноги! — рык сбоку. 
— Я тебе скротум отшибу! — рёв сверху. 
— Шалишь, паскуда! — рокот снизу. 
 
Где-то лопнуло, треснуло, отчаянно взвыло — затоптан! Стены тесных коридоров осыпали под давлением свой синий окрас на заходящийся скрипом пол. Кучу бросило в пот. Помимо злости, отчаяния и тесноты, стало ещё и противно, скользко. Грибнов на миг потерял удаль и, мгновенно выхватил кулаком по головёшке. Звон обиды, фантомные искры из глаз и боль дикости, от жадности и обреченности — всё было вложено в удар. Грибнов, оседая вниз, ухватился руками за пиджаки и...
120