Загрузка...
BookChat
 
 
@brodskiy
Иосиф Бродский
Русский и американский поэт, эссеист, драматург, переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе 1987 года, поэт-лауреат США в 1991-1992 годах. Стихи писал преимущественно на русском языке, эссеистику - на английском. Почётный гражданин Санкт-Петербу
7 публикаций
1 подписчик
Поделиться страницей
24.02.2020
Я вас любил. Любовь еще (возможно, 
что просто боль) сверлит мои мозги. 
Все разлетелось к черту на куски. 
Я застрелиться пробовал, но сложно 
с оружием. И далее: виски: 
в который вдарить? Портила не дрожь, но 
задумчивость. Черт! Все не по-людски! 
Я вас любил так сильно, безнадежно, 
как дай вам Бог другими — но не даст! 
Он, будучи на многое горазд, 
не сотворит — по Пармениду — дважды 
сей жар в крови, ширококостный хруст, 
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды 
коснуться — «бюст» зачеркиваю — уст! 
1974
75
10.02.2020
Мимо ристалищ, капищ, 
мимо храмов и баров, 
мимо шикарных кладбищ, 
мимо больших базаров, 
мира и горя мимо, 
мимо Мекки и Рима, 
синим солнцем палимы, 
идут по земле пилигримы. 
Увечны они, горбаты, 
голодны, полуодеты, 
глаза их полны заката, 
сердца их полны рассвета. 
За ними поют пустыни, 
вспыхивают зарницы, 
звезды горят над ними, 
и хрипло кричат им птицы: 
что мир останется прежним, 
да, останется прежним, 
ослепительно снежным, 
и сомнительно нежным, 
мир останется лживым, 
мир останется вечным, 
может быть, постижимым, 
но все-таки бесконечным. 
И, значит, не будет толка 
от веры в себя да в Бога. 
…И, значит, остались только 
иллюзия и дорога. 
И быть над землей закатам, 
и быть над землей рассветам. 
Удобрить ее солдатам. 
Одобрить ее поэтам.
81
06.02.2020
Сказать, что ты мертва? 
Но ты жила лишь сутки. 
Как много грусти в шутке 
Творца! едва 
могу произнести 
"жила" — единство даты 
рожденья и когда ты 
в моей горсти 
рассыпалась, меня 
смущает вычесть 
одно из двух количеств 
в пределах дня. 
 
II 
 
Затем, что дни для нас — 
ничто. Всего лишь 
ничто. Их не приколешь, 
и пищей глаз 
не сделаешь: они 
на фоне белом, 
не обладая телом, 
незримы. Дни, 
они как ты; верней, 
что может весить 
уменьшенный раз в десять 
один из дней? 
 
III 
 
Сказать, что вовсе нет 
тебя? Но что же 
в руке моей так схоже 
с тобой? и цвет — 
не плод небытия. 
По чьей подсказке 
и так кладутся краски? 
Навряд ли я, 
бормочущий комок 
слов, чуждых цвету, 
вообразить бы эту 
палитру смог. 
 
IV 
 
На крылышках твоих 
зрачки, ресницы — 
красавицы ли, птицы — 
обрывки чьих, 
скажи мне, это лиц 
портрет летучий? 
Каких, скажи, твой случай 
частиц, крупиц 
являет натюрморт: 
вещей, плодов ли? 
и даже рыбной ловли 
трофей простерт. 
 
 
Возможно, ты — пейзаж, 
и,...
73
03.02.2020
Потому что искусство поэзии требует слов, 
я - один из глухих, облысевших, угрюмых послов 
второсортной державы, связавшейся с этой,- 
не желая насиловать собственный мозг, 
сам себе подавая одежду, спускаюсь в киоск 
за вечерней газетой. 
 
Ветер гонит листву. Старых лампочек тусклый накал 
в этих грустных краях, чей эпиграф - победа зеркал, 
при содействии луж порождает эффект изобилья. 
Даже воры крадут апельсин, амальгаму скребя. 
Впрочем, чувство, с которым глядишь на себя,- 
это чувство забыл я. 
 
В этих грустных краях все рассчитано на зиму: сны, 
стены тюрем, пальто, туалеты невест - белизны 
новогодней, напитки, секундные стрелки. 
Воробьиные кофты и грязь по числу щелочей; 
пуританские нравы. Белье. И в руках скрипачей - 
деревянные грелки. 
 
Этот край недвижим. Представляя объем валовой 
чугуна и свинца, обалделой тряхнешь головой, 
вспомнишь прежнюю власть на штыках и казачьих нагайках. 
Но садятся орлы, как магнит, на железную смесь. 
Даже стулья плетеные держатся...
66
03.02.2020
Сдав все экзамены, она 
к себе в субботу пригласила друга; 
был вечер, и закупорена туго 
была бутылка красного вина. 
 
А воскресенье началось с дождя; 
и гость, на цыпочках прокравшись между 
скрипучих стульев, снял свою одежду 
с непрочно в стену вбитого гвоздя. 
 
Она достала чашку со стола 
и выплеснула в рот остатки чая. 
Квартира в этот час еще спала. 
Она лежала в ванне, ощущая 
 
всей кожей облупившееся дно, 
и пустота, благоухая мылом, 
ползла в нее, через еще одно 
отверстие, знакомящее с миром. 
 
 
Дверь тихо притворившая рука 
была - он вздрогнул - выпачкана; пряча 
ее в карман, он услыхал, как сдача 
с вина плеснула в недрах пиджака. 
 
Проспект был пуст. Из водосточных труб 
лилась вода, сметавшая окурки. 
Он вспомнил гвоздь и струйку штукатурки, 
и почему-то вдруг с набрякших губ 
 
сорвалось слово (Боже упаси 
от всякого его запечатленья), 
и если б тут не подошло такси, 
остолбенел бы он от изумленья. 
 
Он раздевался в комнате своей, 
не глядя на припахивавший...
85
Смотреть еще